МКДЦ

Партнерский проект

Сердечно-сосудистый хирург, врач высшей категории кардиологического отделения №1 МКДЦ Рустэм Садеков в беседе с нашим корреспондентом рассказывает о том, почему кардиохирурги с юных лет были для него особой кастой и как он стал одним из них; о том, какое значение в его специальности имеет пол пациента, а также о том, как важны правильные мотивация и настрой - и что лично его будет восхищать через двадцать лет.

b_500_315_16777215_00_images_icdc_2018_2018-05-10-03.jpg

О пользе мотивации

Есть люди, которые попадают к нам в отделение в таком состоянии, что думаешь: если выкарабкается, будет спокойно сидеть дома. А потом вдруг открывается дверь, приезжает бодрый мужик с пакетом сушеной рыбы и приглашает на рыбалку! Или такой пациент: дедушка, 78 лет, инфаркт, привозят на операцию. Предупреждаю о рисках: все-таки возраст, сопутствующие заболевания... А он в ответ: у меня дача, две машины навоза привезли, первую успел раскидать, а тут, как назло, инфаркт! Ты, говорит, делай скорее операцию, мне болеть некогда, я быстренько восстановлюсь и пойду, мне навоз таскать надо!  С такой мощной мотивацией он быстро пошел на поправку и выписался на 4-5 день. 

Начало начал

Я очень благодарен своим учителям. Заканчивая интернатуру, мечтал о хирургии, но было непросто: мест не было. А не попадешь в хирургическую группу, будешь терапевтом. Ну какой мужик - терапевт?! Не для этого я учился! Но мне повезло: профессор Вячеслав Николаевич Медведев пригласил меня к себе в шестую больницу. В то время кардиохирурги казались мне небожителями: все как один подтянутые, с блеском в глазах, в особенной униформе. Даже столы в кардиологической операционной стояли на возвышении, на специальных подиумах,  и это тоже в моих глазах делало их хозяев еще выше. Я был счастлив стать частью этой команды.

МКДЦ

По-настоящему я осознал, что совершенствоваться в нашей профессии можно бесконечно, когда после семи лет практики и работы на базе шестой больницы впервые оказался на  съезде кардиологов в Институте им. Бакулева. Тогда открылся новый корпус на Рублевском шоссе, оснащенный по самому последнему слову техники, и там, участвуя в заседаниях, я понял, что, даже выбирав конкретное направление и постоянно повышая свою квалификацию, и перед смертью сможешь сказать, наверное, что если бы сделал вот так, то было бы еще лучше.

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-05-10-02.jpg

Возможность реализовать задуманные идеи возникла с появлением МКДЦ. Здесь созданы идеальные условия для работы. Это такая доктрина: максимально лучшее, максимально доступное. А посмотрите, какой порядок снаружи! То есть человек, приходя сюда, даже мусорить не захочет.  И рабочие места у нас отличные, самые современные. А ведь на первом месте работы у нас была общая ординаторская, маленький кусочек-закуток, и, приходя на дежурство, мы просили от этого закутка ключ, чтобы не в коридоре отдыхать...

Гендерная история

Ишемическая болезнь сердца (ИБС) - хитрая патология, которая в основном принадлежит нашим родителям, то есть людям старшего возраста. Впрочем, сегодня атеросклероз молодеет. Есть пациенты, которые и в 20 лет переносят инфаркт... Но если брать в общем, это, как правило, люди старше  55 лет. Раньше это были преимущественно мужчины.  Впервые мы прооперировали женщину в  2008 году, ведь до этого считалось, что женщины входят в особую группу риска при операциях по поводу ИБС. Причин тому - множество: и разница в анатомическом строении и толщине стенок сосудов, и дополнительные заболевания в виде диабета, излишней массы тела, холецистита, почечных колик, остеопороза и пр. Долгое время хирурги не знали, как подступиться к этим больным. Но мы рискнули, все прошло хорошо - и сейчас я могу с уверенностью сказать, что у нас, наверное, 50 на 50 мужчин и женщин. Хочется отметить, что женщины - куда более смелые пациенты, чем мужчины. Смотивировать мужчин на операцию непросто, ведь это выраженные проявления болезни, и, если заболевание еще только на начальной стадии, мужчина зачастую не рискнет. Есть и такой момент: кардиология не стоит на месте, появляются все новые и новые способы лечения, и, при правильно назначенной терапии, эти пациенты могут прожить без операции достаточно долго. Третий момент: широко стала развиваться альтернатива нашей хирургии, например, ангиография, и именно эти врачи первыми встречают больного с инфарктом и стараются ему помочь.

b_500_336_16777215_00_images_icdc_2018_2018-05-10-01.jpg

Последняя инстанция

Задача у нас общая – вернуть кровоток в сердечную мышцу, но к нам больные попадают уже тогда, когда никто больше ничего не может сделать. Бывает, томография показывает, что все пропало. Тут же бежим, хватаемся. Иногда и сердце рвется, и сосуды внутри отрываются, и клапан... Но это огромный прогресс: сегодня и  у наших с вами родителей, и у нас тоже появилась возможность получить быструю помощь там, где еще недавно не было шансов.

Стресс и его последствия

Если человек постоянно находится в стрессе, если он боится чего-то и постоянно об этом думает, в кровь выбрасываются достаточно большое количество гормонов, которые повышают артериальное давление. Из-за спазмов нарушается кровоток,  происходит разбивание стенок сосудов, печень выпускает комплекс защитных факторов, в том числе - жирные кислоты, которые пытаются замазать эти поврежденные изнутри клеточки, ну а дальше поврежденные участки становятся уязвимыми, жир приклеивает к себе еще жир, включается воспаление внутри сосуда, потому что организм не  любит чужеродные ткани, а дальше эта бляшка растет, и, если она перекрывает просвет, но пока еще не до конца закрылась, получается та самая стенокардия, с которой к нам обращаются первично люди. Если же образуется тромб, то сосуд закрывается  и участок мышцы погибает...

Пока гром не грянет

Пока человек не получит осложнения, заставить его постоянно принимать препараты очень тяжело. Гипертонический криз - и человек на все согласен, но стоит ситуации стабилизироваться,  как он прекращает пить таблетки. Ладно, если он еще относительно молод, сосуды пока эластичные, но человек становится старше, и сосуды теряют  пластичность. И вот уже лопнул сосуд, другой, -  вот вам ишемический инсульт. Инфаркт миокарда. Разрыв сердца и куча других осложнений...

b_500_352_16777215_00_images_icdc_2018_2018-05-10-04.jpg

Желания и возможности

В течении ста лет после революции концепция, что медицина отвечает за здоровье всей нации, настолько глубоко поселилась в сознании наших людей, что они уверены: мы обязаны дать всем здоровье. Вот и получается, что нередко люди, даже получив инфаркт, неоднократно пролежав в стационаре, не интересуются, что с ними будет дальше.  Думают: раз они сюда поступили, мы их уже вылечили, и, соответственно, зачем их теперь принимать профилактические препараты? А ведь государство вложило в эту операцию достаточно большие деньги, и хочется, чтобы и эффект от нее сохранялся как можно дольше!

b_500_316_16777215_00_images_icdc_2018_2018-05-10-05.jpg

Вперед и только вперед

Но все-таки, как хорошо, что в нашей стране в последние годы работают программы, позволившие открыть наш федеральный центр, и внести существенный вклад в снижение смертности  от сердечнососудистой патологии! 

Развитие медицины идет стремительно. Еще 15-20 лет назад многие операции на сердце длились по 6-8 часов с большим процентом осложнений.  Вспоминаю: было еще терпимо, если в неделю была  одна операция на остановленном сердце, если  же таких операций предстояло две, то готовились заранее, говорили, что неделя будет очень тяжелой... А представляете экспериментальное время наших учителей, старших товарищей,  которые все это отрабатывали, налаживали, жили для того, чтобы как-то сдвинуться с мертвой точки! Прошло 20 лет и сегодня эти операции стали для нас рутиной, в нашем отделении их проходит по несколько штук в день, мы сделали тысячи этих операций! А за нами уже идут молодые...

 

Хотя не думаю, что в ближайшем будущем в плане ИБС мы останемся без работы. Пока не найдем первопричину заболевания, будем продолжать делать операции, направленные на восстановление сердечной мышцы.

Тут ведь как: конечно, начиная с определенного возраста, за собой нужно следить, уважать и любить себя - однозначно. Но стать святыми мы вряд ли сможем, идеальными тоже, изолироваться от внешней среды  и исключить все вредные факторы - тем более, а, значит, будет нормальная жизнь, в которой все мы - живые люди.

Поэтому пусть прогресс движется вперед, пусть подрастает смена - и уже я лет через 15-20 буду восхищаться  и удивляться тому, как далеко шагнут изменения в нашей отрасли с сегодняшнего момента.

Альбина Абсалямова
Фото: Евгений Таняшин

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены