МКДЦ

Партнерский проект

В отделении кардиохирургии №2 МКДЦ проводится лечение пациентов с пороками клапанов сердца. Ежедневно выполняются две-три операции на открытом сердце и одна-две имплантации кардиостимулятора. Здесь же с 2011 года под руководством сердечно-сосудистого хирурга высшей квалификационной категории, заведующего отделением Ильдара Вагизова проводятся трасплантации сердца.

 

b_500_254_16777215_00_images_icdc_2018_2018-06-01-04.jpg

 

 Ильдар Ильгизович, Вы трижды становились обладателем премии «Ак чәчәкләр» в номинациях «Врач года», «За искусство, мастерство и решительность», «Уникальный случай». Интересно, какой уникальный случай был удостоен награды?

–Несколько лет назад в неотложном порядке к нам доставили в очень тяжелом состоянии девушку из Зеленодольского района. Диагноз - отрыв хорд митрального клапана, из-за которого возникла острая митральная недостаточность. При этом пороке большая часть крови при каждом сердечном сокращении возвращается в легочное русло и буквально заливает легкие - счёт жизни идет на минуты! В момент перекладывания пациентки на операционный стол наступила остановка сердца девушки. Реанимация началась еще до кожного разреза, прошло минут двадцать, и всё это время нас не покидало чувство безысходности, но остановиться никто не мог! Все подготовительные этапы – подключение аппарата искусственного кровообращения, дыхания и т.д. – мы проводили сначала при непрямом массаже сердца, а после вскрытия грудной клетки – прямом массаже. Видели бы вы состояние врачей в этот момент! Мы сделали все возможное и невозможное, пока сердце не заработало… Успешно заменили митральный клапан, восстановили нормальную работу сердца. В реанимации не отходили от пациентки до тех пор, пока состояние девушки не стабилизировалось и не появились признаки сознания. А утром мы с ней уже здоровались, и она улыбалась в ответ - напряжение спало и осталось чувство глубочайшего удовлетворения от проделанной работы! Девушка периодически приезжает к нам, показывается. Молодая и красивая, живет и радуется!

Ваша профессия сопряжена с постоянной психологической нагрузкой. Наверняка была минута слабости – желание поменять профессию на более спокойную и менее ответственную?

–Никогда! Представить себя не могу в другой профессии. Наверное, это зависит еще и от того, что мне удивительно повезло с учителями. Со многими и сейчас работаем бок о бок, а ушедших всегда вспоминаем с теплотой и грустью. У меня в роду врачей нет, так, что любовь к профессии была привита ими! …Как бы банально ни прозвучало, кардиохирургией я заболел, прочитав в 8-м классе роман Николая Амосова «Мысли и сердце». Великолепная работа Хирурга с большой буквы, человека невероятной работоспособности, который без прикрас описал все трудности!

После поступления в мединститут со второго курса призвали в ряды вооруженных сил Советской армии. Там я два года служил водителем, но мое желание стать кардиохирургом ничуть не ослабло, наоборот, я укрепился в верности выбора профессии. После окончания института очень повезло – попал по распределению в Казанский центр сердечно-сосудистой хирургии. После перехода в МКДЦ, безусловно, расширились горизонты – продолжаю заниматься любимой работой.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-06-01-06.jpg

 

У нас замечательный работоспособный коллектив, подобранный один к одному. У всех есть семьи, где каждый находит поддержку и понимание. Я работаю 25 с лишним лет, и моей целью было подготовить команду, которая готова выполнять огромный объем работы, и чтобы была взаимозаменяемость. Так что со спокойной душой могу констатировать: ребята могут качественно выполнять операции любой сложности, и последние несколько лет могу довериться своим ученикам, позволить себе после работы больше времени уделять семье. У меня прекрасная жена, двое сыновей. Старшего не удалось баловать своим вниманием, теперь он уже взрослый, женат, поэтому стараюсь с младшим сыном, которому 10 лет, наверстать упущенное: забираю из школы, отвожу на тренировки.

 Ильдар Ильгизович, получается, Вы, несмотря на свой возраст, являетесь «аксакалом» - старейшиной, почтенным сотрудником МКДЦ?

 Ну это громко сказано, хотя работаю в Центре с момента его основания. В 2006 году в МКДЦ открылись два отделения кардиохирургии: в возглавляемом Садыковым Анваром Рафаэльевичем отделении занялись ишемической болезнью сердца и ее осложнениями, а мне поручили возглавить второе отделение кардиохирургии, где мы занялись проблемами пороков клапанов сердца. До этого мы работали в шестой городской больнице, где на базе Казанского Центра сердечно-сосудистой хирургии функционировала кафедра хирургических болезней №2. В то время ее возглавлял Вячеслав Николаевич Медведев. Николай Петрович вместе с Роин Кондратьевичем Джорджикия и целой когортой великолепных хирургов занимались врожденными и приобретенными пороками сердца, в том числе и у детей, поскольку на тот момент в ДРКБ не было детской кардиохирургии. С 2006 года с Роин Кондратьевичем работаем в МКДЦ, сообща организовали свою команду и занялись проблемой лечения пороков сердца: пороков клапанов, аневризмами восходящей и дуги аорты, нарушениями ритма сердца, перикардитами. Сейчас в МКДЦ выполняем в год при пороках клапанов порядка 370–390 операций. Помимо этого, проводим в год не менее 120 операций при нарушении ритма имплантации кардиостимуляторов, впервые в Татарстане внедрили минимальноинвазивные операции, имплантировали искусственный левый желудочек сердца пациенту, которому через 8 месяцев провели пересадку сердца.

 

В Вашей деятельности кардиохирурга трансплантацию сердца можно назвать высшим пилотажем?

–Успех трансплантации сердца, как и кардиохирургии в целом, обеспечивается слаженной работой всей команды. Знания, опыт приходят с годами, а наука и технологии не стоят на месте. Я прекрасно понимаю, что будущее за моими учениками, стараюсь учиться вместе с ними.

 

Трансплантация проводится в самых тяжелых случаях, когда сердечная недостаточность пациента устойчивак медикаментозной терапии. И единственным радикальным способом лечения, который позволяет людям вернуться к нормальной жизнедеятельности, остаётся пересадка органа. Причин заболевания может быть множество: нарушение биохимических процессов в клетках миокарда вследствие вирусной или бактериальной инфекции, интоксикации, ишемическая болезнь сердца – всё может привести к увеличению объемов сердечных камер, утолщению стенок сердца, нарушению ритма, в результате чего сердце прекращает нормально сокращаться, резко снижается его нагнетательная способность, появляются одышка, отеки, другие последствия. Такие больные, по сути, не могут обслуживать себя, не то что работать.

b_220_330_16777215_00_images_icdc_2018_2018-06-01-08.jpg

 

Как долго длится процесс пересадки сердца?

–Если говорить о длительности последней трансплантации, мы начали ее в половине второго ночи и закончили в районе восьми часов утра. На подготовительный этап уходит больше времени, чем на саму трансплантацию. Огромная ответственность ложится на всех участников процесса, это труд анестезиологов, которые кондиционируют донора и доводят его параметры до нормы, стараясь поддерживать жизнеспособность сердца, печени, почек; это большая работа врачей и медперсонала клиник, где проводится трансплантация. Каждый из нас готов приехать в клинику в любое время суток и приступить к работе. Если в момент трансплантации в операционной работают 15 человек – все они должны действовать как один.

 

b_500_337_16777215_00_images_icdc_2018_2018-06-01-07.jpg

Сама по себе операция – это только операция, основной процесс выздоровления впереди. Поскольку больной получает мощную иммуносупрессивную терапию, стараемся максимально ограничить к нему доступ медперсонала. Палата таких пациентов превращается в изолированный бокс, куда имеет доступ только ограниченный круг лиц – это наше правило, особенно в течение первой недели, когда возможны осложнения.

Собственное сердце пациента уже изъято, его нет. Вся надежда только на тот орган, который мы внедрили в грудную клетку пациента. Врачи, все до одного, включая медсестер, находятся в состоянии постоянного напряжения. На консилиуме обсуждаем детали состояния больного, чтобы обеспечить ему нормальное выхаживание.

Со всеми, кто был нами прооперирован, мы общаемся близко, они для нас становятся родными. Наш кардиолог Марина Александровна Мирошниченко носится с ними, наверное, больше, чем с собственными детьми.

– Как уберечь своё хрупкое сердце?

Чтобы не доводить до крайности, рекомендую сделать хотя бы УЗИ сердца - современные аппараты с большой вероятностью выявляют ту или иную патологию. По статистике на первый план выходят дегенеративные пороки сердца. С течением времени происходит отложение кальция в створках клапана, и они превращаются в «каменный цветок» - клапан перестает выполнять свою функцию, суживает отверстие выхода из левого желудочка в аорту. Как результат, у пациента возникает аортальный стеноз, при котором резко увеличивается нагрузка на левый желудочек. Исподволь происходит его увеличение, которое достаточно долго компенсируется за счет его силы – люди могут этого не заметить. Но когда происходит декомпенсация работы левого желудочка, манифестируются все признаки сердечной недостаточности: появляются отеки, одышка, резкое снижение фракции выброса крови, и пациенты, конечно, приходят с жалобами.

 Если сравнить финансирование операций на сердце, к примеру, в США и в России, в частности в МКДЦ – есть разница?

  В Америке операции на сердце стоят дороже в десятки раз и выглядят очень зрелищно, хотя это те же операции, которые мы делаем сейчас по тем же методикам у себя в МКДЦ.

 

b_500_271_16777215_00_images_icdc_2018_2018-06-01-09.jpg

Наверняка есть нечто нереализованное, о чём мечтаете, как кардиохирург?

20 лет назад я ездил на учебу в клинику Стенфордского университета. Тогда я понял, что отстаем на десятки лет! Год назад мы с коллегами вновь съездили в ту же клинику и были удивлены: за это время мы у себя в МКДЦ внедрили и выполняем весь спектр операций не хуже, чем в Стэнфорде! Есть технологическое отставание, но это не критично. В будущем, безусловно, кардиохирургия будет развиваться и продолжать помогать нашим пациентам, основной уклон (он уже наметился) произойдет в сторону уменьшения инвазивности, минимизации травматизма. Генеральный директор нашей клиники Рустем Наилевич Хайруллин по специальности кардиохирург, доктор медицинских наук внедряет самые последние передовые медицинские технологии и методики. С ним легко напрямую обсуждать вопросы, касающиеся новых методик, операций, потребности в оснащении оборудованием, развития сотрудников. У нас имеются отличные аппараты искусственного кровообращения, великолепные операционные залы, реанимация с современными аппаратами слежения за состоянием пациента, отлично организованная и оснащенная диагностическая служба, специальная программа ведения электронной истории болезни, которая позволяет быстро реагировать на все изменения состояния пациента.

Учитывая мощное развитие МКДЦ за последние годы, уверена, что его ждет блестящее будущее!

– Многое достигнуто и великолепна перспектива будущего! Недаром уже столько лет наше учреждение не сходит с первых полос различных изданий, получает высшие награды по качеству оказания медицинской помощи. Учитывая, что категория пациентов в отделении становится более возрастной 75 лет и старше, можно с уверенностью утверждать: татарстанцы видят результат нашего труда, верят в хороший исход, идут к нам лечиться.

 

 

Розалина Мусабирова

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ