МКДЦ

Партнерский проект

- Роман Яковлевич, слово «реанимация» в моем понимании ассоциируется с узкой гранью между жизнью и смертью.

- Оно переводится с латинского буквально как «повторное оживление». По сути, так оно и есть: в отделении анестезиологии и реанимации №3 МКДЦ мы проводим весь комплекс мероприятий по восстановлению и поддержанию жизненнонеобходимых функций организма наших пациентов после операций на головном мозге, сосудах и органах брюшной полости. И не только. Нашей первостепенной задачей в работе с пациентом является грамотное проведение предоперационной подготовки, включая профилактику операционного стресса, подбор наиболее подходящего метода анестезии, обеспечение во время самой операции общей, региональной анестезии, качественного обезболивания послеоперационного периода, в том числе для проведения диагностических, лечебных процедур. В отделении ведётся интенсивное наблюдение за состоянием больных, перенесших хирургическую операцию, вплоть до момента восстановления сознания, дыхания, кровообращения, уход и обязательная коррекция жизненно важных функций.

- Больных реанимировали с незапамятных времен, так что Ваша профессия востребована, можно сказать, с седой древности.

- Согласен. Самым первым реанимационным мероприятием было искусственное дыхание. Им пользовались еще в древнем Египте и Шумере. С момента открытия роли сердца в кровообращении, а значит и в сохранении жизни, стали применять надавливание на грудную клетку. Сегодня нам достоверно известно, что для сохранения жизни человека важно восстановить дыхание и работу сердца - они находятся в теснейшей связи: восстановление дыхания невозможно без восстановления сердечной деятельности, и наоборот. Меры реанимации, пожалуй, в основе своей те же, но методика, профессиональный научный подход, возможности современного медицинского оборудования, препаратов многократно расширили наши возможности. В отделении АиР3 МКДЦ искусственная вентиляция легких, например, проводится благодаря применению аппаратов последнего поколения, мы используем современные методики респираторной поддержки. Благодаря оснащению отделения многофункциональными мониторами, ведем контроль состояния пациентов: определяем сердечно-сосудистый статус, следим за уровнем сознания пациента и т.д.

- Круг обязанностей у Вас достаточно широкий и ответственность большая.

- Я как заведующий отделения веду консультацию с врачами по вопросам практической анестезиологии, реанимации, интенсивной терапии, решаю оргвопросы. Сама работа анестезиолога-реаниматолога мне кажется тоже интересной, поскольку онане шаблонная, постоянно заставляет думать, напрягаться. Судите сами: каждый клинический случай уникален - это как решение системы уравнений со множеством параметров и неизвестных. Здесь решение нужно принимать быстро, иначе не спасти жизнь пациента.

 

b_500_254_16777215_00_images_icdc_2018_2018-08-24-04.jpg

 

 - Анестезиологическое пособие, как я понимаю, оказывается в зависимости от текущего состояния больного.

- Предоперационная оценка состояния складывается благодаря показаниям функционального обследования органов и систем  пациента и является базовой информацией для анестезиолога. Согласно принятым международным стандартам анестезиологии в МКДЦ ведется единая система мониторинга, куда включены все показатели функций жизненно важных органов. Различные виды анестезиологических пособий проводятся и с учетом специфики операций. Врачами отделения осуществляются все методы общей и регионарной анестезии. Благодаря оснащению современным высокотехнологичным оборудованием мы можем выполнять всевозможные методы анестезиологического обеспечения, необходимые во время хирургического вмешательства пациентам отделений нейрохирургии, сосудистой и абдоминальной хирургии.

- Посещения отделений реанимации и интенсивной терапии многих клиник нашей страны обычно запрещены. Когда близкий человек находится в критическом состоянии, очень важно быть рядом с ним. Как Вы считаете?

- На дверях нашего отделения нет таблички «Посторонним вход воспрещен», хотя здесь существует особый санитарно-эпидемиологический режим, диктуемый, в первую очередь, интересами пациентов. Цель у нас одна – помочь больным людям быстрее восстановиться. Сказать по правде, наши пациенты не нуждаются в дополнительном уходе родственников, поскольку мы в полной мере обеспечиваем круглосуточный уход. И есть нюансы, которые родные не учитывают. К примеру, после анестезии пациенты не всегда могут адекватно воспринимать окружение, родных. К тому же, некоторые из них при виде родного человека, подключенного проводами, трубками к аппаратам и мониторам, сами излишне волнуются. Из опыта могу сказать, что лучше всего увидеться с близкими после перевода в стационар.

Все посещения в отделение АиР3 возможны лишь с разрешения врачей и, конечно же, самого пациента. Бывает, что наши подопечные сами не желают, чтобы их в отделении реанимации навещали родственники.

- Предоставленная информация о состоянии здоровья родственника, на мой взгляд, является важным аргументом для того, чтобы терпеливо дожидаться его перевода в палату.

- Мы всегда находимся на связи с родственниками и близкими наших пациентов, сообщаем им о его состоянии здоровья. Но родным эта информация может быть предоставлена лишь с разрешения самого пациента.

- Как долго пациент находится в отделении реанимации?

- Время пребывания пациента в реанимации зависит от тяжести состояния здоровья. Оборудование информирует о состоянии органов, позволяет следить за артериальным давлением, температурой тела, насыщением крови кислородом; УЗИ, лучевая, лабораторная диагностика позволяют следить за динамикой восстановления работы систем жизнедеятельности. В итоге из информационных «пазлов» складывается клиническая картина состояния пациента, которая позволяет врачу назначить лечение, способное эффективно помочь. Отслеживая динамику восстановления организма по полученным данным, можно определить, насколько точно выбрана тактика, правильно расставлены акценты в лечении и определить время перевода в палату стационара.

В реанимации пациент все равно как в чужеродной среде: никого не знает, обстановка другая. Для него само пребывание здесь может вызвать стресс, поэтому родным тех пациентов, которые здесь находятся длительное время, мы разрешаем посещения в определенные часы, не нарушая регламент лечебного процесса. Для очень тяжелых пациентов, конечно же, посещение родственников играет особую роль. Даже если они находятся без сознания, то все равно чувствуют близких. Для таких пациентов мы, предлагаем родственникам приносить его любимую музыку, запись голоса родных, любимых людей, чтобы как-то воздействовать на мозг. Знакомая информация, звуки могут воздействовать как раздражители и помочь процессу восстановления.

- Какие восстановительные меры применяются в отделении реанимации?

- Самым сложным является ранний послеоперационный период, когда специальными препаратами приходится поддерживать необходимый уровень артериального давления больного и до восстановлениясамостоятельного дыхания проводить искусственную вентиляцию легких.

Предоперационный, операционный и послеоперационный этапы имеют равнозначное значение. Спасенные жизни - блестящий результат командной работы команды хирургов и анестезиологов-реаниматологов.

- Вы сравнили работу реаниматолога с решением системы уравнений. У Вас математический склад ума, похоже?

- В юности я больше любил точные науки - математику, физику, хотя химией тоже интересовался. Технические науки нравились, возможно, потому, что папа работал инженером-конструктором в НИИ ВАКУУММАШ, а мама преподавала физику в Казанской ветеринарной академии. Как бы то ни было, родители считали, что в семье кто-то должен стать врачом. Мечту родителей первым претворил в жизнь мой старший брат. Когда настал мой черед выбора профессии, оказалось, что благодаря учебе на подготовительных курсах, предварительной сдаче экзаменов в КАИ, КХТИ и золотой медали я мог без сдачи экзаменов быть зачислен в оба вуза. На тот момент одноклассники готовились к поступлению в вузы, я тоже решил поднапрячься – попробовать поступать еще в один вуз.  Думал: «финансово-экономический выбрать или мединститут»? Дедушка мой преподавал в Финансово-экономическом институте. Его не стало, когда мне было лет 5, и я его, к сожалению, плохо помню. Будучи школьником нашёл в гараже готовую докторскую диссертацию деда, напечатанную на старой печатной машинке, стал читать – достаточно интересная была тема, жаль, что не успел защититься… Поскольку брат уже учился в мединституте, решил-таки тоже попробовать свои силы в этом направлении.

К радости родных я смог поступить в мединститут. Буду откровенен: хоть учился хорошо, сомневался в верности выбора все шесть лет учебы. Но оказавшись в ординатуре по хирургии в шестой горбольнице, можно сказать, в моих мыслях произошла перезагрузка. Я попал в самую гущу врачей-хирургов, чья жизнь стала для меня новым открытием! Появился интерес, гордость за профессию, удовлетворение от того, что способен помогать людям! Работу в качестве хирурга в шестой горбольнице, где кардиоцентром руководил великий врач-кардиохирург Вячеслав Медведев, можно назвать моей редкой удачей. Вячеслав Николаевич предложил мне перейти в кардио-анестезиологию, я согласился и началась новая страница трудовой биографии - стал работать анестезиологом в кардиохирургических операциях.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-08-24-05.jpg

 

К моменту официального открытия хирургического блока МКДЦ из шестой горбольницы вместе с кардиохирургами были приглашены ианестезиологи, чтобы начать работу всей командой. Вся хирургическая реанимация, которая сегодня включает АИР 1 и АИР 3, тогда представляла собой единое отделение анестезиологии и реанимации, оказывающее помощь всем хирургическим пациентам МКДЦ. Время шло, оттачивал мастерство, набирался опыта. С благодарностью вспоминаю своих наставников - Юсупова Фаиля Садриевича, Ислямову Валентину Дмитриевну.  Огромные слова благодарности также Баялиевой Айнагуль Жолдошевне за опыт, который мне передала, за ее доверие продолжить её работу, за то, что по сей день меня поддерживает. Она является доктором медицинских наук, заведует кафедрой анестезиологии и реаниматологии, медицины катастроф медуниверситета, является Главным внештатным анестезиологом-реаниматологом Министерства здравоохранения Республики Татарстан. Ее заслуга неоспорима: именно она организовала работу всей реанимационной службы МКДЦ, сотрудники АиР проходили стажировки в Германии, Израиле и т.д., по сей день ведется постоянный обмен опытом с зарубежными коллегами.  В свое время Айнагуль Жолдошевнаработала у Рената Акчурина в кардиохирургическом центре Москвы. Именно она и определила мое настоящее. До сих пор помню её слова: «Кардиоанестезиологов будет много, а вот нейрохирургическое направление прикрывать некому».

Для меня переход с кардиоанестезиологии на нейроанестезиологию стал новым витком, чем-то вроде чистого листа, освоения профессии с нуля. Понятно, что анестезиологические манипуляции похожи, но, чтобы грамотно провести работу, ты должен подготовить пациента к операции, знать все этапы, предугадать действия нейрохирурга.  Спасибо Рустему Наилевичу, генеральному директору МКДЦ за то, что поверил в меня, направлял на стажировки в медицинские центры. Первая моя стажировка была в отделении реанимации в НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифосовского. Многое, чему там научился, за короткий срок стал внедрять здесь.

- Чувствовали ли Вы когда-нибудь свое бессилие с точки зрения профессионального врача-реаниматолога?

- Было такое…, если вспомнить первые годы работы в реанимации горбольницы №6. Оборудования практически никакого, препараты того времени… Клинические случаи, которые сегодня и не считаются критическими, тогда огорчали нас безысходностью положения. Мы были счастливы иметь несколько прикроватных мониторов в палате реанимации. Если смотреть на нейрохирургических пациентов того времени, то это рентген и УЗИ головного мозга, и никто не предполагал даже, что всё это в будущем будем делать на компьютерной томографии. В 1997 году в Казань приезжали американские хирурги со своей бригадой, в числе которых были и анестезиологи, провели мастер-класс и оставили один аппарат ИВЛ в подарок - его берегли как зеницу ока!

Когда заболела моя мама, я был ещё начинающим врачом и у меня не было опыта, возможности ей помочь, я не смог её спасти. Может я накручиваю себя, но до сих пор чувствую свою вину. Сегодня я смог бы помочь ей в полной мере…

На всю жизнь запомнил давнего пациента. Молодому парню в возрасте примерно 20 лет удаляли объёмное образование головного мозга, во время операции в результате массивного кровотечения он потерял около 12 литров крови! Мы провели всю необходимую интенсивную терапию, не отходили от него, сделали, можно сказать, невозможное и вытащили-таки! Как мы радовались, когда пациент вылечился и был выписан из отделения, ушел, как говорится, своими ногами. Сегодня технологии, методики исключают возможности кровопотерь, но тот случай отложился в памяти.

В отделении прекрасный коллектив, профессиональные врачи, медсестры, которые борются за жизнь каждого пациента. Увы, не всё от нас зависит. Бывают случаи, когда ты справился со всем, ты всё сделал правильно, переломный момент наступил, радуешься, что дело пошло на поправку, а приходишь утром в отделение, узнаешь горькую весть и руки опускаются. Поступление нового пациента заставляет вновь собраться, мобилизоваться и бороться за его жизнь. Когда мы вместе с пациентом выбираемся из кризиса, он поправляется, такое облегчение наступает - не передать!

Спасти жизнь, возможно, как-то пафосно звучит, но ведь по большому счету справиться с острой возникшей ситуацией - наибольшая награда для врача-реаниматолога. Ты знаешь, что выполнил свою работу на «отлично», пациент не нуждается в твоей помощи, в поддержке, в твоём наблюдении и ты с чистой совестью и со спокойной душой передаёшь его в профильное отделение для дальнейшего долечения и выписки домой.

- Счастье для Вас в чём заключается?

- С радостью бегу на работу и с радостью – домой в семью. И слава богу - у меня есть эти два важных составляющих счастья! Мне нравится моя работа, я получаю удовольствие от своей миссии. МКДЦ во многом является первым домом, потому что большую часть времени провожу здесь, учитывая дежурства, какие-то внеурочные, когда приходится приезжать ради тяжелых пациентов, но не забывая, что есть и родной дом. Я расслабляюсь в кругу любимой супруги, любимых детей, спасибо им за поддержку и понимание. Супруга моя - медсестра, мы познакомились с ней в отделении реанимации, она прекрасно знает о нюансах нашей работы. Мы стараемся дома не затрагивать тему пациентов, тем более, дома требуют внимания трое детей. Как говорится в известном мультфильме, у нас два старших сыночка 13 и 9 лет, а лапочка-дочка - ей три с половиной года. Они своей жизненной детской энергией создают нам настоящую атмосферу и релакса, и атомно-бурной, интересной семейной жизни.

- Значит, Вы удачливый папа, который имеет возможность попинать с сыновьями футбольный мяч!

- Именно! Но не только. Могу и куличики слепить для дочери, и книжки почитать. Ей сказку «Муха-цокотуха» за вечер приходится порой не раз перечитывать - очень любит. А сама начинает по-своему пересказывать, со свойственной ей интонацией и жестами – хоть на камеру снимай! Пытаемся учиться читать – по слогам одолеваем строки сказок. Смотрим мультфильмы про Машу и Медведя, Барбоскиных. Основное время в семье, конечно, занимает участие в подготовке уроков старших.

- Вы любитель активного отдыха?

- Не совсем. Видимо так устаю от активной жизни на работе и дома, что предпочитаю в отпуск плыть на теплоходе по Волге, когда целыми днями в состоянии ничегонеделанья есть возможность читать книги, наблюдать за живой, меняющейся картиной пейзажа с неописуемыми красно-вишнево-оранжевыми закатами.

Спорт тоже необходим. В МКДЦ есть плавательный бассейн для сотрудников, туда я обязательно заглядываю. Где еще предоставят такие возможности? После бассейна ты чувствуешь заряд бодрости, каким бы уставшим туда не пришел.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-08-24-06.jpg

- Какие бы ни были достижения современной медицинской технологии и оборудования, человеческий фактор играет важную роль. Забота руководства о своих сотрудниках, о развитии клиники дорогого стоят.

- Безусловно, радует, что все технологии, которые есть за рубежом, доступны и применяются в МКДЦ. С зарубежными коллегами на равных обмениваемся опытом, получаем знания, учимся применять новые методики. Наши доктора плотно занимаются научными изысканиями. На международных конференциях коллеги выступают с научными докладами, что говорит о компетенции наших врачей. Я тоже занимаюсь научными изысканиями, защитил кандидатскую диссертацию по теме «Сравнительная характеристика тотальной внутривенной и сбалансированной ингаляционной анестезии при нейрохирургических вмешательствах», работаю по совместительству на кафедре анестезиологии и реанимации, медицины катастроф в Медуниверситете. У нас проходят обучение ординаторы, которые через два года станут такими же молодыми специалистами. Мы всегда открыты и готовы делиться знаниями, информацией и навыками, поскольку понимаем, что через год-два они будут работать самостоятельно и должны овладеть всеми навыками.

Недавно коллеги из Питсбургского Университета (США) провели в МКДЦ мастер-класс. Приехали только хирурги, потому что они доверяют нашим анестезиологам - задачи, которые нам ставят, выполняем грамотно. Мы не только перенимаем опыт зарубежных коллег, но и делимся своим опытом работы, сами проводим мастер-классы. 

Могу с гордостью сказать о своих сотрудниках – профессионалы все до единого! Слова большой-большой признательности, благодарности медсёстрам – нашим ангелам, потому что быть непосредственно у постели больного, ухаживать за ним в реанимации - самая тяжелая работа как в эмоциональном, так и в физическом плане. Коллектив отделения достаточно молодой, средний возраст меньше 40 лет, и все без исключения преданы профессии. Их старание, терпение, стойкость, выносливость заслуживают лучших слов признательности.

Мне нравится прогрессивноеразвитиеМКДЦ, постоянно наблюдаю позитивные перемены. Это, я бы сказал, вполне закономерный процесс, поскольку наш коллектив не останавливается на достигнутом, мыслит и действует нестандартно.  Отсутствие шаблонности, пожалуй, и есть важный вектор в развитии. Как объединить силу научной мысли с творческим подходом? Выйти за существующие рамки, изобретать, создавать и творить единой командой, и тогда казавшееся сегодня невозможным станет нашей реальностью завтра. На экране медиавизора МКДЦ я прочитал цитату о том, что достигнув горизонт, перед тобой открываются всё новые и новые горизонты! Так и есть! Это про нас!

 

Розалина Мусабирова

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены