ЖИЗНЬ

Виноваты ли гормоны в подростковом поведении?
Изменения в поведении, означающие переход к взрослой жизни, не так уж сильно связаны с половым созреванием.
Занятие спортом снижает риск развития заболеваний сердца
Увеличение в среднем возрасте физической активности в течение всего лишь шести лет значительно снижает риск сердечной недостаточности. И наоборот -
Здоровый образ жизни: откуда что берется
Что такое здоровый образ жизни, каждый понимает по-своему. Но существует ли какой-нибудь первоисточник или самая авторитетная концепция? Откуда он
По Фрейду: 9 фактов об основателе школы психоанализа
Зигмунд Фрейд — один из самых неординарных и скандальных ученых ХХ века. Его труды до сих подвергаются критике, а большинство людей относится к ним
Пельмени, хинкали, равиоли: национальные вариации на тему теста с начинкой
Мясо и тесто — одно из самых популярных сочетаний в гастрономии. Аналоги пельменей представлены во многих кулинарных культурах, где им отводится

 

Классик русской литературы провел в Казани без малого шесть лет: после смерти родителей в сентябре 1841 года братья Толстые переехали в Казань к своей тетке Юшковой, принявшей опекунство над детьми. Левушке, будущему великому писателю, было в то время 13 лет. Давайте подробнее познакомимся с этим периодом жизни Толстого.

 b_500_667_16777215_00_images_life_2019_2019-08-07-001.jpg

Род Толстых в Казани

Лев Николаевич был не первым из рода Толстых, живших в Казани. Его прадед,  Андрей Иванович Толстой, пишет научно-документальный журнал "Гасырлар авазы — Эхо веков" Государственного комитета РТ по архивному делу. Служил здесь в 1754–1759 годах ахунд-майором, а позднее — воеводой в Свияжске. Дед Льва Николаевича, граф Илья Андреевич Толстой (1757–1820), провел тут свои молодые годы, впоследствии, с 15 мая 1815 года, в течение почти пяти лет был губернатором; похоронен на кладбище Кизического монастыря. Николай Ильич Толстой, отец писателя, неоднократно и подолгу бывал в Казани, а его сестра, Пелагея Ильинична, после того как вышла замуж за гусарского полковника казанского помещика Юшкова, стала коренной казанской жительницей.

Лев Толстой рано потерял мать. В 1837 году семья переехала в Москву: старшему сыну надо было готовиться к поступлению в университет. Но вскоре внезапно умер отец, оставив дела в довольно расстроенном состоянии, а трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне под наблюдением Ергальской и тетки по отцу, графини Остен-Сакен. После ее смерти осенью 1841 года братья Толстые — Сергей, Дмитрий и 13-летний Левушка — прибыли в Казань на попечение тетки Юшковой.

«Добрая тетушка моя, — рассказывал Толстой, — чистейшее существо, всегда говорила, что она ничего не желала бы так для меня, как того, чтобы я имел связь с замужнею женщиною: ничто так не формирует молодого человека, как связь с женщиной порядочного круга. Еще другого счастья она желала мне: того, чтобы я был адъютантом и лучше всего у государя, чтоб я женился на богатой девушке, и чтобы у меня было как можно больше рабов». Отсюда видно, каково могло быть влияние на мировоззрение мальчика со стороны подобной воспитательницы.

 b_500_333_16777215_00_images_life_2019_2019-08-07-002.JPG

«Комильфо» и «Некомильфо»

По мнению Николая Павловича Загоскина, историка русского права, общественного деятеля, краеведа, автора многих книг по истории Казани, ректора Императорского Казанского университета с 1906 по 1909 год, в студенческие годы Толстой с головой погрузился «в пучину веселой, но вместе с тем пустой и бессодержательной казанской великосветской жизни». Надев студенческий мундир и шпагу, юный Толстой тем самым как бы вступил в разряд «взрослых» молодых людей и сразу был захвачен бурным потоком великосветской дворянской жизни, изобилующей балами, любительскими спектаклями, живыми картинами, катаниями с гор с барышнями и тому подобными увеселениями.

Лев Николаевич, популярный в казанском аристократическом обществе Юшковой, был, конечно, желанным гостем во всех дворянских салонах Казани, что льстило его самолюбию. Он с каким-то болезненно-напряженным вниманием следил в тот период за своей внешностью, за безукоризненным французским произношением и светскими манерами. Стать «комильфо» — вот что двигало им. Он сам вспоминал потом, что делил весь мир на два лагеря: «комильфо» и «некомильфо». Всем этим настроениям всецело потакала тетка Юшкова.

По воспоминаниям сокурсника, Толстой «имел вид повесы, садился в больших аудиториях на верхнюю скамейку, что означало намерения как можно меньше слушать лекцию». Впрочем, полугодовые экзамены Толстой выдержал благополучно, но к весенним экзаменам не был допущен. Профессор русской истории Иванов незадолго перед тем женился на троюродной сестре Льва Николаевича, Александре Толстой; вскоре между родственниками последовали серьезные ссоры. Мстительный Иванов начал усиленно жаловаться на Толстого-студента начальству. На заседании совета факультета он потребовал оставить его без экзаменов на второй год на первом курсе «по весьма редкому посещению лекций и совершенной безуспешности в истории». Впоследствии Лев Николаевич вспоминал по этому поводу: «Первый год я был не перепущен из первого на второй курс профессором русской истории Ивановым, незадолго перед тем поссорившись с моими домашними, несмотря на то, что я не пропустил ни одной лекции и знал русскую историю».

Не желая оставаться опять на том же курсе, Лев Николаевич решил перейти на юридический факультет. Вынужденный выбор был не из лучших. «Юридический факультет, — вспоминал один из тогдашних профессоров университета Михайлов, — состоял как на подбор из профессоров, отличавшихся бездарностью...» Лекции читались по пожелтевшим тетрадям многолетней давности, многие профессора-иностранцы не умели ни слова выговорить по-русски. Но в 1845 году на факультете произошли серьезные изменения. Кафедру гражданского права занял молодой талантливый ученый Дмитрий Мейер. Он принадлежал к числу передовых людей своего времени.

«Получал двойки и единицы...»

b_500_333_16777215_00_images_life_2019_2019-08-07-003.jpg

Под руководством Мейера Толстой начал работу по сравнению «Духа законов» Монтескье. Изучая эту тему, он открыл новую для себя область самостоятельного научного труда и возможность насладиться сознанием силы своей острой «критической мысли». Были продолжены традиции учебы на философском факультете, Толстой занимался весьма мало, получал двойки и единицы на экзаменах. По сути, он только числился в университете.

Дело в том, что в нем начал развиваться критический подход к официальной науке, ему казалось бессмысленным задалбливать сухие даты, принимать на веру слова учебника и профессоров. Толстой решил порвать с университетом и 12 апреля 1847 года подал прошение об исключении из числа студентов. Вскоре он покинул Казань и уехал в Ясную Поляну.

Роль Казани в жизни Толстого

Несмотря на неудачу в университете, Казань многое дала Толстому и как человеку, и как будущему писателю. Многие впечатления и переживания казанского периода жизни потом нашли отражение в автобиографических повестях «Отрочество» и «Юность». В Казани же произошло событие, которое оказало большое влияние на писательскую судьбу Льва Николаевича. Здесь его брат Сергей познакомился с дочерью воинского начальника Андрея Петровича КорейшиВарварой Андреевной, в которую он влюбился. Однажды после бала, на котором дочь и отец произвели на юношу сильное впечатление, он, будучи не в силах заснуть, отправился гулять по городу и вышел к дому, где жила Корейша. Пройдя еще немного, он увидел страшную сцену: очаровавший его накануне полковой командир руководил свирепой расправой: прогнанием сквозь строй солдата-татарина. В результате этих казанских впечатлений брата Лев Толстой создал впоследствии свой шедевр «После бала»...

С 11 марта 1847 года Толстой находился в казанском госпитале, 17 марта он начал вести дневник, где, подражая Бенджамину Франклину, ставил перед собой цели и задачи по самосовершенствованию, отмечал успехи и неудачи в выполнении этих заданий, анализировал свои недостатки и ход мыслей, мотивы своих поступков. Этот дневник с небольшими перерывами он вел на протяжении всей своей жизни.

Дневник казанского бытия

b_500_333_16777215_00_images_life_2019_2019-08-07-004.jpg

          «Я никогда не имел дневника, потому что не видел никакой пользы от него, - пишет он. - Теперь, когда я занимаюсь развитием своих способностей, по дневнику я буду в состоянии судить о ходе этого развития». И новая запись: «Хотя я уже много приобрел с тех пор, как начал заниматься собою, однако еще все я не доволен собою. Чем далее продвигаешься в усовершенствовании самого себя, тем более видишь в себе недостатков».

В 1847 году старший из братьев Толстых Николай закончил университет. Не закончив второго курса юридического факультета университета, покидал Казань и Лев, получивший в наследство Ясную Поляну. Ректор университета И.М.Симонов, подписывая его прошение об отчислении из числа студентов, произнес тогда: «Было бы очень печально, если бы ваши выдающиеся способности не нашли себе применения».

За несколько дней до отъезда Толстой прямо ставит на страницах дневника вопрос: «Какова цель жизни человека?» И тут же пытается ответить на него: «Я был бы несчастливейшим из людей, если бы не нашел цели для моей жизни - цели общей и полезной. Теперь же жизнь моя будет вся стремлением деятельным и постоянным к этой одной цели».

Юноше шел тогда девятнадцатый год... Он твердо верил в успех выбранного им пути. Много событий пришлось пережить бывшему казанскому студенту. Но впечатления отрочества и юности отложили отпечаток на всю жизнь Толстого. Впоследствии Лев Николаевич запишет в своем дневнике, что здесь, в Казани, при всей внешней пустоте великосветской жизни он в первый раз понял, что ему надо жить самому, самому избирать путь, самому отвечать за свою жизнь перед тем началом, которое дало ее.

Прошение графа Л. Толстого ректору Казанского университета Н.И. Лобачевскому о допуске к дополнительному экзамену

4 августа 1844 г.

В мае месяце текущего года я вместе с учениками Первой и Второй казанской гимназий, подвергался испытанию с целью поступить в число студентов Казанского университета разряда арабско-турецкой словесности. Но как на этом испытании не оказал надлежащих сведений в истории, статистике; то и прошу покорнейше Ваше Превосходительство дозволить мне ныне снова экзаменоваться в этих предметах.

При сем имею честь представить следующие документы: 1) метрическое свидетельство из Тульской консистории; 2) копию с постановления Тульского дворянского депутатского собрания августа 3 дня 1844 г.

К сему прошению означенный выше проситель граф Лев Николаевич Толстой руку приложил.

Определено: Толстого принять в университет студентом своекоштного содержания по разряду турецкой словесности в 1-й курс, о чем уведомить отделение наук инспектора отделения.

(Орфография и пунктуация первоисточника сохранены.)

 

Альбина Абсалямова

Фото предоставлено автором

Использованы материалы журнала "Эхо веков", Николая Загоскина, Михаила Бирина

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ