ЖИЗНЬ

Виноваты ли гормоны в подростковом поведении?
Изменения в поведении, означающие переход к взрослой жизни, не так уж сильно связаны с половым созреванием.
Занятие спортом снижает риск развития заболеваний сердца
Увеличение в среднем возрасте физической активности в течение всего лишь шести лет значительно снижает риск сердечной недостаточности. И наоборот -
Здоровый образ жизни: откуда что берется
Что такое здоровый образ жизни, каждый понимает по-своему. Но существует ли какой-нибудь первоисточник или самая авторитетная концепция? Откуда он
По Фрейду: 9 фактов об основателе школы психоанализа
Зигмунд Фрейд — один из самых неординарных и скандальных ученых ХХ века. Его труды до сих подвергаются критике, а большинство людей относится к ним
Пельмени, хинкали, равиоли: национальные вариации на тему теста с начинкой
Мясо и тесто — одно из самых популярных сочетаний в гастрономии. Аналоги пельменей представлены во многих кулинарных культурах, где им отводится

 

Что такое литературный музей сегодня? Чем он отличается от любого другого музея? Зачем он вообще нашему современнику? Эти вопросы мы задали генеральному директору Национального музея РТ Гульчачак НАЗИПОВОЙ и директору музея Горького Марианне ГАВРИЛОВОЙ.

Гульчачак НАЗИПОВА: Литературный музей - это особое явление, так же как и сама литература, ведь они связаны с творчеством, с представлением широким слоям общества (посетителям музеев) творческого наследия выдающихся людей.

b_500_317_16777215_00_images_life_2019_2019-12-19-3.jpg

Нужны ли сегодня литературные музеи? А нужна ли литература вообще? Ответ здесь один – если «звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». Безусловно, музеи нужны. Наша задача – вернуть их в современный мир горожанина, вовлечь в туристические маршруты, снова сделать актуальными.

Как? И через традиционные формы музейной деятельности – экскурсии, лекции и т.д., и через литературные творческие лаборатории поэтов и писателей, их встречи с  читателями, дискуссии, обсуждения… Правда, сегодня ситуация такова, что всё это, увы, интересно лишь избранной публике – и она немногочисленна (интеллектуальная «кастовость»). А мы хотели бы, чтобы музеи – литературные и не только - были необходимыми для многих и многих людей.

Литературный музей, как и хорошая литература, может дать ответы на многие вопросы, которые любой здравомыслящий человек задает себе в течение всей своей жизни, в том числе и о смысле жизни, о взаимоотношении детей и родителей и т.д. Конечно, экспозиция литературного музея должна быть интересной! Банально? Да, но это очевидно. Главное, чтобы один литературный музей не был похож на другой…


Марианна ГАВРИЛОВА:
Нужен ли сегодня литературный музей?... Я бы обозначила проблему шире: а нужен ли вообще музей сегодня?

b_500_747_16777215_00_images_life_2019_2019-12-19-4.JPG

Более четверти века музеи провозглашаются социальными институтами, призванными удовлетворять (культурные!) потребности человека. Потребности, как мы знаем, количественно возрастают, при этом зачастую их качественный уровень оставляет желать лучшего. Что сегодня хотят посетители от музея: приобщиться к истории и узнать что-то новое, отдохнуть и пообщаться, удовлетворить любопытство и самореализоваться - проявить свои творческие способности  в музейном пространстве? Я перечислила наиболее часто задаваемые респондентам вопросы  мониторинга музеев.

Мы в последние годы сознательно не проводим анкетирование. Не потому, что нам не интересно мнение посетителя о музее, а потому что считаем: не смотря на то, что связь «музей – посетитель» должна быть двусторонней и взаимообогащающей, не желания посетителя должны определять деятельность музея, а музей должен направлять посетителя, диктовать свои условия - выбирать стратегию, инструментарий, методику взаимодействия.

Музей должен формировать эстетические и этические представления посетителя, обучать и воспитывать, декларировать гуманистические принципы, «сеять разумное, доброе, вечное». Причем, в нынешнем социуме, когда традиционные ценности подменяются «штамповками» массовой культуры, именно музеи призваны повышать культурный уровень населения, пропагандировать лучшие образцы культурно-исторического наследия («свидетельства истории») и быть ретрансляторами элитарной культуры - культуры не для «толпы», а для «избранных». При этом «избранность» должна идентифицироваться не с классовой привилегированностью, а с мотивацией – стремлению к саморазвитию. Невозможно всех и каждого сразу заставить или научить понимать искусство, разбираться в литературе, мыслить и анализировать: мы все разные, и удовлетворить желания каждого посетителя музей не сможет. Вот поэтому музей и должен говорить со своим «избранным» посетителем, стремящемся познать окружающий мир и себя, на особом, одном языке, но при этом стараться научить постепенно «избранному» языку и остальных.

Как же научить «музейному» языку неподготовленного и равнодушного посетителя, привести его в музей? Правильно, надо его замотивировать! И вот здесь происходит главная ошибка музейщиков – попытка заманить яркой оберткой фееричных мероприятий, инновационными формами «диалога», обилием интерактива. Я ни в коем случае не отрицаю интерактив и различные музейные ноу-хау, я о другом… Не стоит забывать, что музей – это функциональная структура, которая не может дублировать работу концертных организации, домов (дворцов) культуры, цирка и т.д. Специфика музея - в сохранении и транслировании истории через музейные коллекции и предметы,  которые способны разговаривать и обучать музейному («избранному») языку  в формате экспоната – т.е. будучи представленными на экспозиции.

Именно экспозиция является своеобразным мостом между посетителем и музеем. Остальные формы музейной деятельности, направленные на посетителя, вторичны по отношению к экспозиции. Следовательно, стимулировать интерес к посещению музея, в первую очередь, следует через знакомство с экспозицией.

…Я недавно вспомнила, как лет десять назад побывала в Музее детства А.М. Горького («Домик Каширина») – филиале Государственного музея А.М. Горького в Нижнем Новгороде. Не буду касаться негативных моментов (они есть у любого музея), скажу о том, что меня поразило. Ступив на порог домика, как будто переносишься на какой-то безумной машине времени в прошлое на страницы повести Максима Горького «Детство». Ты попадаешь в интерьеры комнаты бабушки Акулины Ивановны и деда Василия Васильевича, ты видишь подлинные (свыше 150 единиц хранения!) вещи, принадлежавшие им, обстановку и начинаешь погружаться в мир придуманных и исторических персонажей произведений писателя. Стирается грань реального и вымышленного. Почему так происходит? Потому что воссоздается мемориальность: мы видим подлинные мемориальные экспонаты, мы находимся в мемориальном месте, мы реконструируем события литературного творения Горького….. кажется, начинаем дышать одним воздухом с маленьким Алешой Пешковым.

Пример с «Домиком Каширина» не единичен. Нас привлекает в музеях идентификация со временем и (или) персоналиями, которую способны передать только подлинные экспонаты. Только экспонат в контексте экспозиции по-настоящему способен удивить и впечатлить. И что бы не говорили, я буду утверждать, что мы ждем от музея, прежде всего впечатления, что музей удовлетворит наше желание погружения в прошлое через соприкосновение с миром экспонатов.

Альбина Абсалямова

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ