ЖИЗНЬ

Виноваты ли гормоны в подростковом поведении?
Изменения в поведении, означающие переход к взрослой жизни, не так уж сильно связаны с половым созреванием.
Занятие спортом снижает риск развития заболеваний сердца
Увеличение в среднем возрасте физической активности в течение всего лишь шести лет значительно снижает риск сердечной недостаточности. И наоборот -
Здоровый образ жизни: откуда что берется
Что такое здоровый образ жизни, каждый понимает по-своему. Но существует ли какой-нибудь первоисточник или самая авторитетная концепция? Откуда он
По Фрейду: 9 фактов об основателе школы психоанализа
Зигмунд Фрейд — один из самых неординарных и скандальных ученых ХХ века. Его труды до сих подвергаются критике, а большинство людей относится к ним
Пельмени, хинкали, равиоли: национальные вариации на тему теста с начинкой
Мясо и тесто — одно из самых популярных сочетаний в гастрономии. Аналоги пельменей представлены во многих кулинарных культурах, где им отводится

В военной форме – статский врач

Порой то сумрачный, то шалый,

То жизнерадостный, то вялый,

Слегка поэт, слегка скрипач,

А, в общем, очень славный малый.

Михаил Фридланд, самоэпиграмма

b_520_661_16777215_00_images_life_2019_2020-05-12-3.jpg

Михаил Фридланд поступил в Казанский университет в 1906 году, ему тогда было 18 лет. Период сложный – время между двумя революциями. Учиться было непросто. Состав студентов с социальной стороны был весьма разнообразным. Студенчество организовывалось в землячества, создавался выборный совет студенческих представителей из различных партий, среди которых на первом месте была социал-демократическая. После 1906 года прошла более резкая грань между различными слоями студентов и поделила их на 6 групп: реакционеры, равнодушные, культурники, либералы, социалисты-революционеры и социал-демократы.

Новое движение учащихся началось в 1910 году в связи со смертью Льва Толстого. Они собирались на митинги и демонстрации с протестом против истязаний политических заключенных, против полицейского режима в университетах. В такой политической обстановке студентам приходилось получать знания. Особенно тяжело было медикам ввиду их объемной и трудной программы по сравнению с остальными. Перерывы в лекционных и практических занятиях, связанные с активным участием в митингах, вынуждали к усиленной учебе в спокойные промежутки времени и лихорадочной подготовке к экзаменам на первых двух курсах.

Михаил Фридланд с отличием окончил университет в 1911 году и принял предложение профессора Н.А. Геркена остаться при факультетской хирургической клинике сверхштатным ординатором. Основным способом изучения оперативной техники было внимательное наблюдение за методикой хирургической работы профессоров. Самостоятельные операции ординаторам доверяли редко. Но даже несмотря на такой ограниченный опыт самостоятельной работы, подготовка будущих хирургов оказалась квалифицированной. При выборе дальнейшего профессионального пути Михаил Фридланд обратился за советом к своему учителю, который в тот период увлекался ортопедией. Это направление он и порекомендовал своему ученику, а также посоветовал съездить в Вену и в Берлин для получения расширенных знаний. Весну 1912 года Михаил провел в Вене. Он практиковался в клинике А. Лоренца, в которую съезжались со всего мира не только пациенты, но и специалисты. Соприкосновение с врачами из разных стран позволило молодому хирургу составить представление о состоянии ортопедии и важнейших достижениях ее в этих странах.

Летом Михаил отправился в Берлин в клинику профессора Иоахимсталя. Там ему удалось ознакомиться с современным состоянием ортопедии.

После путешествия Михаил вернулся в Казань и стал развивать в амбулатории клиники гипсовую технику при лечении туберкулеза позвоночника и суставов, получил преимущественное право ассистировать профессору Геркену при ортопедических операциях. Осенью 1912 года он сдал докторский экзамен, через 2 года была готова диссертация, но защитить ее удалось лишь в 1921-м, после окончания Первой мировой войны.

В первый же день начала войны 1914 года Михаила мобилизовали в качестве младшего врача дивизионного лазарета. В условиях угрожающего окружения лазарету пришлось развернуть огромную хирургическую работу при полном дефиците всех необходимых средств. И только сделав свою работу, не оставив ни одного раненого, они выходили из окружения самыми последними, пройдя пешком за сутки без остановок 50 километров. Михаил не имел никакого опыта военно-полевой медицины, поэтому ему пришлось приобретать его в срочном порядке сразу на практике. В конце 1917 года Михаил получил командировку на Казанский Пороховой завод. Выехать обратно на фронт ему уже не случилось. Молодого врача прикомандировали к Казанскому Окружному военному госпиталю, а через несколько месяцев направили для хирургической работы в амбулаторию Казанского Порохового завода и организации хирургического отделения, открывавшегося при заводе стационара. Уже в конце года хирург с радостью принял предложение Союза Увечных воинов поучаствовать в организации протезно-ортопедической помощи инвалидам войны. На тот момент это был действительно один из самых злободневных вопросов. Только на территории Казанского военного округа насчитывалось не менее 60 тысяч таких людей. Необходимо было организовать специальный стационар для них. Это удалось сделать в течение 2-х месяцев. Стационар и протезная мастерская были объединены в одно учреждение – Ортопедический институт. Позднее к нему присоединили зуботехническое ортодонтическое отделение.

В июне 1919 года Михаила мобилизовали для хирургической работы в должности помощника главного перевязочного отряда дивизии на фронт против Колчака, армия которого угрожала Волге. Но, как только угроза миновала, часть перебросили под Сталинград. Хирургическую помощь раненым пришлось разворачивать прямо на баржах. Количество инвалидов, которые нуждались в протезировании, увеличивалось. Вышло постановление Наркомаздрава РСФСР о возвращении специалистов по протезированию из действующих частей армии. Это коснулось и Михаила Фридланда.

Ортопедический институт быстро привлек врачей из военного ведомства, стремящихся получить сведения по ортопедии. Центропленбеж постановил срочно открыть в СССР 4 травматологических института, в том числе в Казани. В городе собрали специальную комиссию, которая утвердила проект Фридланда об открытии Травматологического института в здании бывшего Крестьянского Поземельного банка. Но открытия не состоялось. Зато через 2 года, в 1920-м, возник Клинический институт, позднее – Государственный институт для усовершенствования врачей имени Ленина. В его состав входила Ортопедическая клиника, которой продолжал руководить Михаил Фридланд.

По материалам журнала «Казань»

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ