МКДЦ

Партнерский проект

«Врачи – люди с фонарями, стоящие в полной темноте». Кардиолог кардиохирургического отделения Гузель Шарипова – о ежедневном труде, наградах, а также о том, как важно жить на 300%.   

– Гузель Фирдависовна, недавно Вы в составе команды врачей МКДЦ и РКБ были номинированы на «Ак Чэчэклэр». Это значимый этап в карьере врача. Ваша жизнь изменилась после награждения?

– Пока прошло слишком мало времени, не могу оценить, что именно изменилось. Но мне хочется делать больше. Усилилось уважение к себе, благодарность. Чувствую огромнуя любовь – к пациентам, больнице, коллегам. 

В то же время это просто работа. Ты трудишься изо дня в день и даже не задумываешься о наградах. Я работаю в МКДЦ 12 лет. Каждый день знакомлюсь с пациентами, выписываю их, отправляю на операцию и встречаю с операции. За год через меня проходит более 350 человек. Это бешеный ритм, не каждому он подходит. Нет времени думать о чем-то, кроме своих задач. Я только на сцене поняла, как важно получать признание за свой труд.  

b_500_667_16777215_00_images_icdc_2019_2019-07-08-02.jpeg

– Почему Вы выбрали медицину?

– Я определилась сама, у меня в семье врачей больше нет. Мама мне говорила: «Гузель, ты – особенная. Очень человеколюбивая». Может, именно эта фраза подтолкнула меня к поиску работы, которая даст возможность помогать людям.

– А выбор направления? Почему именно кардиология?

– Даже не знаю, это случайность и судьба одновременно. Я хотела быть терапевтом или гастроэнтерологом. Волей случая оказалась здесь, в отделении кардиохирургии, тогда как раз на ставке терапевта. Уже потом сконцентрировалась на кардиологии и ни разу об этом не пожалела. Чувствую, что это мое. Динамичное, интересное направление, требующее незаурядной эрудиции и высокого уровня эмпатии. Чтобы лечить сердца других, нужно и самой иметь большое сердце.

Кардиология развивается очень быстро. Появляются новые лекарства и методики. Мы работаем по американским, европейским стандартам профильных ассоциаций, по российским рекомендациям. Есть стандарты ОМС, ВМП… Есть и человеческий фактор. И все это нужно учитывать в своей работе. Мне такой темп по душе.

– Как справляетесь с большим объемом работы?

– Я всегда строго следую поставленной задаче. Привыкла действовать четко и быстро. Еще помогает дружный коллектив. Заметила, что нас в МКДЦ отличает умение работать в команде. Мы все друг с другом общаемся, обсуждаем сложные вопросы на консилиумах. В отделении мы – родные друг другу люди. Часто собираемся просто так, без повода, с детьми и супругами. Недавно отдыхали семьями: катались на озере Кабан на катамаранах.

Сотрудничаем мы и с другими больницами. На «Ак Чэчэклэр» были номинированы совместно с врачом из РКБ. Вчера я перевела пациента в 7 горбольницу, а сегодня мне уже позвонил заведующий отделением, чтобы рассказать, как прошла операция. И они переводят своих пациентов  к нам. Спасение жизни – всегда командная работа.

b_500_333_16777215_00_images_icdc_2019_2019-07-08-03.JPG

– Что в работе вызывает сложности?

– Иногда тяжело «достучаться» до человека, объяснить ему, что лечиться нужно. Пациенты к нам приходят, когда все уже перепробовали все лекарственные методы лечения. Бич медицины – отсутствие у населения осознанности. Приезжают люди из районов. Они годами терпели боль, думали, что все пройдет само – это жизнь на авось. Я смотрю результаты УЗИ, а у пациента камни в почках. Спрашиваю: «Вы знали, что у вас такая проблема?» Ответ поражает: он не знал. А ведь результаты были на руках. Он видел заключение и даже не спросил, что у него там.

– Как вы думаете, почему люди не заботятся о себе?

– Может, не задумываются, что заслуживают заботы. К примеру, приходят к нам простые скромные женщины, которые всю жизнь занимались тяжелым физическим трудом. Такой слово доброе скажи, и она будет плакать, потому что на нее наконец-то обратили внимание. Поэтому кардиолог должен быть еще и отличным психологом. Самая лучшая профилактика осложнений – это разговор до операции, правильный настрой. Больше всего пациенты доверяют лечащему врачу. Досконально изучаю все: образ жизни, причину заболевания, как лечились до нас. Когда я отдаю пациента бригаде хирургов, я уже знаю, какой фокус может преподнести его организм.

– Ситуация улучшается? Население становится ответственнее в вопросах здоровья?

– В последнее время – да, люди все же начинают подходить к лечению более осознано. Я воспринимаю это как личную задачу. Если пациент не понял, что ему действительно нужно выполнять рекомендации, значит, дело во мне – плохо донесла, не так объяснила. Пришла к выводу, что начинать беседовать с людьми надо с самого их поступления к нам. Только так получается минимизировать риски осложнений и делать лечение эффективным.

Я организовываю Школы для пациентов, находящихся на антикоагулянтном лечении. Учу, какие показания и противопоказания есть к приему варфарина, как выстроить свою жизнь, когда принимаешь этот препарат. Объясняю, как важно правильно лечиться. Это ориентация на профилактику осложнений.

b_500_375_16777215_00_images_icdc_2019_2019-07-08-04.jpeg

– Пациенты доверяют врачам? Существует стереотип, что люди в России настороженно относятся к государственной медицине.

– Постепенно ситуация выравнивается. Ведь те пациенты, которым мы помогли, рассказывают об этом друзьям и родственникам.

Но, к сожалению, сарафанное радио не всегда срабатывает. Несколько лет назад против врачей как будто ополчились все СМИ. Перетирали «врачебные дела». Говорили, какая у нас в стране отвратительная медицина. Этот негативный настрой передался пациентам. Некоторые боятся лечиться, наслушавшись про разные ужасы. А у нас одна миссия: спасти человеку жизнь, и нам приходится преодолевать враждебность. Надо донести до испуганного пациента, что мы все на его стороне. Для этого нужен не только высокий интеллект и профессионализм, но и эмпатия. Могу сказать, что в МКДЦ подобрался целый коллектив таких людей – одаренных интеллектуально и эмоционально.

– В чем секрет такого коллектива?

– Все идет от заведующего. Вагизов Ильдар Ильгизович – прекрасный руководитель. Он все проблемы берет на себя, а нам говорит: «Идите и работайте со спокойной душой». Стоим друг за друга горой и поддерживаем в самые сложные моменты жизни. В самом начале карьеры у меня были разные моменты, даже плакала иногда… Сейчас у меня другой настрой. Ты пришла на работу, надела халат – все, живи этим моментом. Есть только работа. Все проблемы оставляй за стенами. Живи в полной отдаче. Для врача бесценно умение служить и отдавать людям себя без остатка, ничего не ожидая взамен. Тот, кто не готов к этому, или меняется, или увольняется.

– Если говорить про работу кардиолога в хирургическом отделении, в чем ее особенности?

– В нашем отделении кардиолог не привязан к палате, он привязан к пациенту. Я всегда рядом. Пациент видит меня везде – когда поступает в больницу, когда его забирают на операцию, и потом, когда его уже прооперировали. Я сопровождаю его на этапе диагностики, провожу ежедневные обходы.

В последнее время многие в день выписки начинают плакать – жалко расставаться. Каждый старается обнять врачей, прикоснуться к нам, будто и не верят, что мы реальные. Бывают дни, когда возникает экстренная ситуация, и плановых пациентов увидеть вовремя не получается. А они так ждут! Радуются, когда я прихожу.

Многие приходят спустя несколько месяцев или даже лет просто чтобы со мной увидеться. И я не всегда их узнаю, потому что они все красивые, нарядно одетые, счастливые, здоровые. Главная радость для врача – видеть своих пациентов такими.

Бывают и сложные моменты. Иногда приходится принимать очень тяжелые решения.

– Был какой-то запоминающийся случай, когда решение далось особенно тяжело?

– Их было много, сердце – всегда серьезно. Вот, например, один из случаев, который мы подавали на «Ак Чэчэклэр». У девушки была опухоль. Мы ее прооперировали, все прошло успешно. Через какое-то время она забеременела, и опухоль появилась снова. Обычно рекомендуется прерывать беременность и удалять новообразование. Я тогда предложила: «Давайте подождем, прооперировать ее мы всегда успеем». Ребенка доносили до 30 недель. Девочка родилась здоровой. Когда ей исполнилось полгода, мы прооперировали маму. А я тогда думала: «Боже, а если что-то не так пойдет во время операции? Ведь ребенок останется без матери. Кто я такая, чтобы решать за целую семью?» Но в итоге все у них хорошо. Девочка такая красивая растет! Мама здоровая.

– Гузель Фирдависовна, принимать такие решения каждый день – очень тяжело эмоционально. Что спасает Вас от стресса?

– Позитивный настрой. Доброе слово, ласковый взгляд – мы учим относиться так к работе всех молодых врачей и медсестер. Когда-то я забирала сына из садика, и он меня спросил: «А почему у всех мам грустные глаза?» Я об этом раньше даже не задумывалась, а потом стала тоже обращать внимание. Смотрю на людей вокруг, а ни у кого не горят глаза. Так они и ходят – обремененные работой, загнанные бытом. Я не могу спокойно жить, когда кому-то так плохо. Приду, улыбнусь, чтобы всем вокруг стало хоть немного теплее. И этот пример заразителен. Люди тянутся к позитивному, светлому. Причем это касается не только пациентов, но и коллег.

– В чем Вы видите свою задачу, как кардиолога?

– Иногда я представляю врачей как людей с фонарями, стоящими в полной темноте. Мы как будто проводники в будущее, дающие надежду. Пациент к нам пришел в отчаянии. Это его точка отсчета. Что будет дальше – только его выбор. Я стараюсь привести людей к осознанности. До операции все мои пациенты пишут себе 50 целей на будущее. Кто-то говорит: «Ой, да у меня и одной нет». На что я отвечаю: «Именно поэтому вы и здесь». Бесцельная жизнь вредит здоровью. Я хочу, чтобы те, кого я лечу, учились ставить перед собой цели и достигать их. Перед операцией у них есть время все обдумать. Потом, после операции, многое раскладывается по полочкам. Я не знаю, как это работает, но факт остается фактом. Через два года ко мне приходит пациент и говорит, что про список вообще забыл, а потом случайно его нашел. Оказывается, большая часть пунктов уже выполнена.

– Дети пошли по вашим стопам? Планируют тоже стать врачами?

– Я дала им возможность самим выбрать свой путь. Дочке семь лет, она поет. Заняла первое место во Всероссийском конкурсе, награждали ее в Кремле в Москве. На Европейском фестивале представляла Россию и тоже заняла первое место. Она артистка, живет творчеством и делится им с людьми. Сын сейчас в десятом классе. Он член сборной РФ по олимпиадной информатике. С 8 класса занимает призовые места на Всероссийских олимпиадах по физике, математике, информатике. Много путешествует по миру. Два года подряд был в Болгарии, привез оттуда серебро в личном зачете и золото в командном. Дети – моя гордость.

И они мной гордятся. Дети знали, что их мама – врач, и это серьезно, но, видимо, не задумывались, что это значит. Все изменилось после «Ак Чэчэклэр». Тогда родные поверили в меня с новой силой. Моя сестра была в зале и сказала: «Гузель, я прослезилась! Если бы мама тебя видела, она была бы так горда». Дочь это услышала и тоже стала повторять, что прослезилась. А папа сказал: «Прослезилась? Да я умывался слезами!»

Представить себе не могла, что это будет так празднично, благородно, масштабно и красиво. Ты стоишь на сцене в окружении людей, с которыми привык работать плечом к плечу, а твой пациент жив, счастлив и дарит тебе цветы. Трогает до слез.

b_500_215_16777215_00_images_icdc_2019_2019-07-08-05.jpg

– Никогда не было мысли, что нужно переехать в Москву или Петербург, строить карьеру в более крупном городе?

– Раньше я часто переезжала. Жила в Нижневартовске, поступила в Тюменский университет, оттуда перевелась в Уфу. После выпуска переехали с мужем в Москву, там я отучилась в ординатуре. Но в Казани я нашла свой дом. Не жалею, что из Москвы мы приехали сюда. Уезжать уже никуда не хочется – во многом из-за того, что я очень привязана к МКДЦ.  Я люблю наши стены, пол, нашу парковку, атмосферу – все люблю. Каждое утро прихожу на работу счастливая. Я вижу, как центр растет, какие перспективы перед нами открываются и мне хочется участвовать в этом, делать больше. Руководство всегда поддерживает нас в новых стремлениях.

Работа в нашем центре – и радость, и ответственность. На наши выписки смотрят другие больницы. Часто слышу от пациентов, что врачи их спрашивают: «А что вам сказали в МКДЦ?», ориентируются на наше мнение, как на некий эталон. Но самое главное – нам доверяют пациенты. Ради них мы и работаем.

Каждый день благодарные люди пишут мне сообщения: «Спасибо, что спасли моей маме жизнь», «Мы всей семьей за вас молимся». Иногда просто хотят пожелать доброго утра и перекинуться парой слов. Они передают веру в медицину дальше, знают, что мы всегда им поможем. И чем больше будут нам доверять, тем быстрее будет развиваться медицина, потому что лечение – процесс, основанный на доверии. Люди будут жить дольше, болеть меньше. Я в это очень верю!

b_500_666_16777215_00_images_icdc_2019_2019-07-08-06.jpg

– Кроме медицины, что еще наполняет Вашу жизнь?

– У меня много хобби, я никогда не останавливаюсь на достигнутом. Хочу жить на сто процентов, а лучше на триста. Танцую фламенко, занимаюсь вокалом, играю в большой теннис. Занимаюсь пластикой – чуть-чуть осталось до того, чтобы сесть на шпагат. Занимаюсь общественной деятельностью. В Лаишевском районе есть интернат для слабовидящих и слепых детишек. Мы с друзьями и знакомыми собрали деньги, чтобы закупить аппараты «Соло-1» для прослушивания книг. Сейчас ведем сбор средств для ветеринарной клиники города Выборг. Там делают уникальные операции. Им не хватает вольеров для содержания прооперированных животных. Поможем им закупить клетки и лечить еще больше любимцев.

Есть такая фраза: «Никто не запомнит тебя за твои мысли». Главное – дела. В своей работе я черпаю вдохновение и энергию, которую потом передаю окружающим. Не быть посредственной, служить людям, совершать невозможное – вот мое кредо.

Маргарита Линченко

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ