МКДЦ

Партнерский проект

 

10 лет Юлия Житкова изучала когнитивные нарушения при хронической ишемии головного мозга. На старте работы она и ее коллеги заметили, что у многих пациентов с ишемией возникают нарушения памяти, которые сама ишемия в чистом виде вызвать не может. Так и родилась идея выявить, как сосудистый фактор влияет на развитие болезни Альцгеймера. Теперь исследование завершено, на его основе написана докторская диссертация, но Юлия Житкова признается, что вопросов все еще больше, чем ответов: болезнь Альцгеймера не изучена даже на 50%, клинические рекомендации постоянно меняются. Ее докторская диссертация не ставит точку в изучении проблемы, а дает пищу для новых размышлений и исследований.

b_500_357_16777215_00_images_icdc_2019_2019-10-1-4.jpg

Ученые во всем мире пытаются понять, каковы же факторы риска развития болезни Альцгеймера. Это непредсказуемая и коварная патология. Можно быть носителем гена, всю жизнь прожить с риском, но не заболеть, а можно «сгореть» за считанные месяцы даже с хорошей наследственностью. В 95 процентов случаев болезнь развивается спонтанно. Юлия Житкова в рамках докторской диссертации изучала модифицируемые и немодифицируемые факторы риска.

«На возраст и генетику мы повлиять не можем. Эти маркеры помогают нам спрогнозировать течение болезни, но сделать с ними ничего нельзя. Нужно было выяснить, на что мы все-таки можем повлиять, чтобы  замедлить или предотвратить патологию. Долгосрочных исследований, посвященных болезни Альцгеймера, очень мало – пришлось организовывать свое, чтобы приблизиться к разгадке. Так у нас появилась идея открыть в МКДЦ кабинет памяти. Нам нужен был поток пациентов, причем поликлинических: мы были врачами стационара, а каждый раз госпитализировать пациента из-за ухудшения памяти невозможно. И потом, в кабинете гораздо проще их наблюдать и консультировать» – рассказывает Юлия Житкова.

Сейчас кабинет памяти работает в МКДЦ на постоянной основе. Не нужно получать направление из поликлиники, чтобы попасть на прием. Врачи сделали все, чтобы максимально сократить путь пациента по медицинским инстанциям. Пациент может записаться через контактный центр сам, и ему назначат определенное время.

Врачи кабинета обследуют пациента при помощи  нейропсихологических методов, и это всегда углубленная диагностика, потому что им нужно подтвердить или опровергнуть диагноз. Специалисты ведут просветительскую работу среди населения и врачей, рассказывают, про факторы риска. Проводят школы для родственников. Читают лекции, рассказывают, как ухаживать за пациентом, какие лекарства ему давать, к каким врачам водить. И такой масштабный проект возник из искреннего желания врачей МКДЦ постичь непостижимое и хотя бы на шаг приблизиться к разгадке удивительного вопроса: как работает человеческий мозг.

Вот что удалось выяснить за 10 лет:

  • Требуется поддержание целевого артериального давления для больных с артериальной гипертензией. Оно должно находиться в безопасном диапазоне. Как слишком высокое, так и слишком низкое давление негативно влияет на когнитивные функции и может послужить причиной развития болезни Альцгеймера.
  • Надо следить за социальной активностью. У изолированных от общества пациентов болезнь развивается быстрее. Причем от уровня образования это никак не зависит: высшее образование еще не означает, что человек продолжает постоянно развиваться.
  • Активное курение – фактор высокого риска. В эксперименте принимали участие те люди, которые когда-то бросили курить, и у них показатели гораздо лучше – на уровне некурящих, так что бросать всегда имеет смысл. Есть исследования, где курение представлялось как протективный фактор, но потом оказывалось, что их спонсировали табачные компании.
  • Значим показатель цереброваскулярной активности. Выявить все ли в порядке можно на УЗИ сосудов: врач смотрит, как реагирует кровоток на нагрузки в том или ином сосудистом бассейне. Снижение реактивности – это фактор риска. Реактивность меняется, когда страдает стенка сосуда: например, при гипертонии или атеросклерозе. Надо правильно курировать эти болезни.

«Десять лет назад все было по-другому: другие клинические рекомендации, другие знания – перед нами был чистый лист, – вспоминает Юлия Житкова. – Сейчас болезнь Альцгеймера – некий «мейнстрим» в неврологии и психиатрии, эта тема увлекает всех. Отношение к патологии стало более внимательным и трепетным. Потому что можно всю жизнь прожить и не заболеть язвой или туберкулезом, но с когнитивными нарушениями все иначе. Пик нашего когнитивного развития приходится на 20 лет, а потом начинается физиологическое угасание. Этот процесс незаметен: мы приобретаем опыт, становимся мудрее, некоторые вещи делаем на автомате, но объем оперативной памяти и ее скоростные характеристики все равно снижаются. После 65 лет начинаются когнитивные нарушения. В норме пожилой человек, несмотря на это, все равно может сам себя обслуживать. А при болезни Альцгеймера что-то в мозге идет не так, и вместо нормальной цепочки старения мы получаем патологическую. Человек приходит в беспомощное, зависимое состояние. Весь мир хочет понять, как этого избежать».

Продолжительность жизни растет, а вместе с ней увеличивается и количество дементных больных. Многие соматические заболевания врачи научились успешно лечить, поэтому люди и стали жить гораздо дольше. Но процесс старения – в том числе, интеллектуального – медицина пока не может.

b_500_357_16777215_00_images_icdc_2019_2019-10-1-3.jpg

На что же стоит в первую очередь обращать внимание? Юлия Житкова рассказывает, что это самый сложный вопрос.

«Конечно, надо обращать внимание на ухудшение памяти. У больного Альцгеймером информация не перерабатывается из краткосрочной в долгосрочную. Человек может не помнить, что с ним было вчера, но в деталях вспомнить случай, который произошел 20 лет назад. Причем это неощутимо. Чаще всего пациента к нам приводят обеспокоенные родственники, сам больной к себе некритичен и считает, что он вполне здоров.

При болезни Альцгеймера в первую очередь страдает гиппокамп, а он отвечает за две вещи – кратковременную память и настроение. Старческие капризы могут быть тревожным звоночком, надо срочно проверяться.

Следующая структура, которая вовлекается в патологическое течение болезни – теменно-затылочный стык. Это приводит к дефектам речи, амнестической афазии. Человеку трудно подобрать слова при разговоре. Структура предложений становится странной, пациент заменяет забытые слова на энциклопедические из долгосрочной памяти. Иногда речь производит ложное впечатление вычурности, интеллектуальности. На поздних стадиях начинаются пропуски слов без компенсации.

Затем страдает теменная доля. Человек перестает понимать, где он находится. За автоматическую навигацию тоже отвечает гиппокамп, а он уже поврежден. Теменная же доля обуславливает зрительный контроль. Когда человек идет по маршруту, он ориентируется на зрительные стимулы – козырьки крыш, окна. Пациент с Альцгеймером ничего из этого не узнает, и поэтому часто теряется.

Лобная доля дольше всего остается сохранной, а она отвечает за поведенческие стереотипы, поэтому пациенты с Альцгеймером обычно сохраняют активность. Они с радостью посещают поликлиники, театры, магазины, хотя и не понимают иногда, зачем туда пришли. Любое место становится для них лишь площадкой для общения».

Юлия Житкова рассказывает, что современная медицина пока не знает, как добиться для болезни Альцгеймера ремиссии – это неуклонно проградиентное заболевание. Хотя в результате терапии удается достичь того, чтобы некоторые пациенты долгое время оставались стабильными, без резких ухудшений. Врачи рекомендуют следить за своим здоровьем и оставаться максимально активными – физически и интеллектуально.

 

Автор: Маргарита Линченко

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ