Наверх

МКДЦ

Партнерский проект

Имя Игоря Михайловича Игнатьева, руководителя направления сосудистой хирургии Межрегионального клинико-диагностического центра, указано во многих научных трудах, на которые сегодня ориентируются сосудистые центры России и авторитет которых признает мировое научное сообщество. На международных конференциях его имя – в пятерке фундаментальных современных специалистов в области реконструкции глубоких вен. И его по праву считают одним из лучших сосудистых хирургов в нашей стране. В этом году Игорь Михайлович Игнатьев избран действительным членом (академиком) Академии наук Республики Татарстан. И сегодня уже сложно поверить, что доктор медицинских наук и профессор мог выбрать совсем другое направление в жизни…

 

Игорь Михайлович, давайте начнем с истории Вашего профессионального самоопределения. Как Вы нашли в себя в медицине?

 

—Мой путь к этой специальности был непростым. Далеко не сразу я определился с тем, чему хочу посвятить жизнь. Я родился и вырос в Сармановском районе. Родители приехали сюда жить и работать по распределению: отец – хирургом, мама – учительницей русского языка и литературы. Во всем районе было, наверное, 2 – 3 русских семьи. Я учился в национальной школе, общался со сверстниками на татарском языке, в совершенстве его освоил и владею. Отец работал много. Был хирургом от Бога. Выполнял очень сложные операции, но всё как-то легко у него получалось. Нервная система была железная, здоровье – крепким. Даже если было непросто, он виду не подавал. Но наблюдая за ним, за его работой, я о медицине даже не думал. Видел, насколько изнуряющим бывает этот труд. С детства я занимался точными науками. Школу закончил с золотой медалью и был увлечен математикой и физикой настолько, что занял третье место на Всесоюзной олимпиаде по точным наукам в Минске. Поэтому поступил в Казанский университет просто по собеседованию. Через год учеба мне разонравилась – ходить на практику по школам явно было не по душе. Подумал и, ничего не говоря родителям, решил поступать в МГУ на психологический факультет, так как параллельно увлекался и этим направлением. Моя бабушка жила в Чувашской республике. Я уехал к ней и начал втихаря готовиться к вступительным экзаменам. Вот-вот я должен был уже выезжать в Москву, как к бабуле нагрянули родители и, узнав о моих планах, устроили скандал. Тогда отец сказал: «Давай, иди в медицину. Всё будет у тебя нормально». Но и в тот момент особого стремления я не почувствовал. Хотя сделал, как сказал отец.    

За неделю перед вступительными экзаменами поднял гору книг, подтянул химию, укрепил знания в биологии. Поступил на лечебный факультет. Учился на «отлично» и с мыслью, что раз решил быть врачом, нужны крепкие знания. На 4 курсе решил заняться хирургией. Интернатуру прошел в Городской больнице № 12.   

В те годы сосудистой хирургии как отдельной специальности не было. Как она начиналась в Татарстане?

—После интернатуры я перешел в Республиканскую клиническую больницу. Здесь мы, начиная буквально с нескольких коек, открыли первое отделение сосудистой хирургии, заведующим стал Владимир Евгеньевич Мамаев. Тогда в Казани было всего 3 сосудистых хирурга, и мы обслуживали всю республику. Нашим активным помощником была служба санавиации. Объем работы был колоссальный. Иногда приходилось летать неделю без перерыва, из одного района в другой. Прилетел – прооперировал, дальше полетел. И так до тех пор, пока есть тот, кому требуется срочная помощь.

Так в РКБ началась сосудистая хирургия Татарстана, и моя история в сосудистой хирургии и микрохирургии. Это еще более сложная техника, которая позволяет работать с сосудами диаметром около 1 мм и восстанавливать, например, целостность оторванных частей тела, кистей рук, ног. Сложный кропотливый труд. Бывали случаи, когда я, не замечая время, по 12 – 15 часов выполнял микрохирургические операции – миллиметр за миллиметром, палец за пальцем… Такой процесс заставляет забыть обо всем, о себе в первую очередь. Лишь бы спасти, лишь бы пришить и восстановить функцию настолько полностью, насколько это возможно.     

В Вашем кабинете очень много научной литературы и журналов… Подозреваю, это еще не весь объем профессиональной библиотеки…

—Я без этого не могу. Мой фундаментальный принцип – постоянно работать над собой и доводить все, чем занимаюсь, до совершенства. Всегда искал возможности учиться. И сейчас активно занимаюсь саморазвитием.

Еще на старте своей работы поступил в заочную аспирантуру в Ленинграде. Тогда я сам написал письмо в Минздрав с просьбой командировать меня в Северную столицу. В Ленинграде состоялось знакомство, которым я дорожу на протяжении всей жизни, – с профессором Александром Николаевичем Веденским, моим учителем. Он являлся ведущим флебологом России, оставил после себя фундаментальные труды и монографии. Именно под его руководством я увлекся флебологией. И начал делать сложные операции на глубоких венах – пересадка клапанов, шунтирования и т.д. Позже уже 35-летний опыт работы на глубоких венах оформился в мою монографию «Реконструктивная хирургия посттромботической болезни», которая стала главным научным трудом моей жизни. Люди с посттромботической болезнью – одна из самых сложных категорий пациентов. За помощью они шли ко мне, операции проходили удачно. И опыт проведения этих вмешательств у меня в России самый большой.  

Как началась Ваша работа в Межрегиональном клинико-диагностическом центре (МКДЦ)?

—На должность заведующего отделением сосудистой хирургии МКДЦ меня назначил первый главный врач МКДЦ Ростислав Иванович Туишев. Первое время я совмещал работу в РКБ и консультации пациентов здесь. А в 2001 году перешел в МКДЦ окончательно. Консультировал пациентов, поднимал на ноги свою службу, диагностические службы – ультразвук, нейродиагностику, составлял протоколы по своему профилю… 5 лет, до открытия хирургического корпуса МКДЦ, прошли в скитаниях. Диагностику, консультации и отбор пациентов на операции мы проводили здесь. Но оперировали в разных больницах – там, где давали место: в 9-й больнице, в 6-й больнице… 

Параллельно я искал, где можно укрепить свою базу знаний и навыков, нарастить контакты со специалистами других стран. Среди тех, кто обращался ко мне за помощью, находились люди, готовые поддержать любое начинание. Состоялись поездки в Нюрнберг (Германия); на Кипр, где проходил Всемирный ангиологический конгресс, на котором я представил сразу 4 англоязычных доклада и познакомился с ведущими хирургами и ангиологами.

В 2006 году состоялось открытие нашего великолепного операционного блока и хирургического корпуса. В день открытия мы с Романом Александровичем Бредихиным выполнили первую операцию – венэктомию. Помню, как мы вышли на крыльцо корпуса после операции, где нас встречали первый Президент Республики Татарстан Минтимер Шарипович Шаймиев и генеральный директор МКДЦ Рустем Наилевич Хайруллин. Минтимер Шарипович пожал нам руки и поздравил с началом нашей работы в прекрасных условиях.

Оснащение центра произвело на нас грандиозное впечатление. У нас в руках оказалась мощная современная аппаратура – ультразвуковая, ангиографическая, КТ, МРТ… Без этого мы бы не были тем, кем являемся сейчас. И когда приезжали делегации, каждый из гостей отмечал, насколько у нас современный оперблок и как нам повезло с оснащением.

— Что для Вас является поводом для гордости на день сегодняшний?

Через год-два после открытия наше отделение стало ведущим по результатам отчета Президента Российского Общества ангиологов и сосудистых хирургов, академика Анатолия Владимировича Покровского.   

Затем пошла работа по внедрению новых технологий, чтобы обеспечить татарстанцам и жителям близлежащих регионов доступность высокотехнологичной помощи. Я лично внедрил порядка 30 – 40 новых технологий. Ежегодно в рейтинге отделений сосудистой хирургии мы входили в 10-ку из 177 отделений России по всем показателям: количество проведенных вмешательств на артериях, низкий процент летальности и другим.

Здесь мы подняли уровень сосудистой хирургии до очень высокого. Слово «мировой» не скажу, это прозвучало бы слишком пафосно. Но до европейского уровня точно. В своей области мы оперируем все. У нас есть «козырные» направления – например, хирургия сонных артерий. Это непростая сфера, в которой мы находимся в тройке лидеров по России. Наши научно-практические результаты востребованы в российских и зарубежных изданиях. Одна из последних статей, которая буквально взорвала международное научное сообщество, была опубликована в журнале «AnnalsofVascularsurgery». Мы работали над ней 8 лет совместно с учеными Казанского федерального университета и Казанского медицинского университета. Работа посвящена проблеме нестабильности бляшки сонной артерии. Разработанная нами технология позволяет оценить риск развития инсульта с точностью до 94%, а значит предотвратить это, вовремя проведя операцию.

Ну и моя личная гордость – то, что я оправдал ожидания своего отца. На старте моей работы, когда о выполнении какой-либо сложной операции писали газеты, он вырезал каждую заметку с моей фамилией, выделял ее фломастером и бережно хранил. У него была целая пачка этих вырезок… Я как-то у него спросил: «Пап, какую оценку ставишь мне?». И его слова не забуду никогда. Он ответил: «Игорь, ты лучше, чем я».

Ксения Дробот

 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены