МИР

Пилюли из насекомых, собачья шкура над входом в дом, яйцо, сваренное в гейзере, - так тайцы из северных провинций Чиангмай и Чианграй представляют себе ЗОЖ. Для них это не просто модная аббревиатура -  это реинкарнация при жизни!

b_500_332_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-01.jpg

- Возьмите экстракт сороконожки, все тайцы принимают его от кашля, - продавщица одного из аптечных пунктов Чиангмая протягивает мне пакетик с коричневыми шариками.
 
В провинции Чиангмай температура воздуха плюс 37. Влажно и душно. Идеальный климат для бактерий. Вот я и подхватила инфекцию. Кашель давит и царапает горло, мешает говорить, есть, спать. Согласна проглотить сороконожку живьем, лишь бы полегчало. Шарики на вкус кисло-горькие. Пять минут я дышу, не чувствуя першения. Потом начинается очередной приступ.
 
- А что-нибудь посильнее есть? Типа «антифлу»? - спрашиваю аптекаршу, поперхнувшись сороконожьим снадобьем.
 
- Мы не отпускаем химические препараты без рецепта. Только натуральные. Купите микстуру из индийского крыжовника амла. Или попробуйте рассасывать пилюли из трав, — она снимает пузырек со стеллажа, густо усеянного пахучими эвкалиптовыми мини-ингаляторами и разнокалиберными пластиковыми баночками с нарисованными на них диковинными кустами, насекомыми и улитками. Внутри пузырька — неровные коричневые катышки, смахивающие на змеиный помет. Солено-щипучая таблетка моментально замораживает и парализует носоглотку, как анестезия в кабинете стоматолога. «Властью короля», - читаю я на упаковке. Бывший монарх Таиланда — Пхумипон Адульядет (Рама IX) - скончался в 2016 году, но остается национальным героем, кумиром, целителем и даже объектом психологической зависимости тайцев, особенно на севере страны. После его смерти народ год держал траур: ходил в черном, рыдал, ставил свечки и бросал охапки цветов к черно-белым портретам правителя. Ведь именно король спас соотечественников от опиума, дал работу, подарил вторую жизнь и посеял первые семена ЗОЖ.
 
Вместо мака
 
С начала XX века на границе Северного Таиланда, Лаоса и Бирмы (Мьянмы) процветали опиумные плантации. Мак был главной культурой и единственным заработком горных племен. С легкой руки ЦРУ место соединения трех стран стало называться «золотым треугольником». Урожай отправляли по реке Меконг в Бирму - к Кхуну Са, влиятельнейшему наркобарону Юго-Восточной Азии. Из Бирмы опиумное сырье разносилось по всему миру.
 
2019-01-08-03.jpg
 
Горные тайцы все вместе выращивали в год около 200 тонн мака. Примерно 40% местных жителей сами оказались закоренелыми наркоманами
В 1969 году король Рама IX, путешественник и фотограф, отправился исследовать потенциал северных владений. Его потрясли масштабы опиумного производства. Горные тайцы все вместе производили в год около 150–200 тонн опиума. Каждая семья возделывала хотя бы гектар земли. Причем примерно 40% местных жителей сами оказались закоренелыми наркоманами: король застал их в хижинах с опиумными трубками в руках. Именно тогда король учредил в Северном Таиланде фонд Royal Project, главными целями которого было улучшение жизни местных племен, восстановление природных ресурсов и прекращение производства опиума. Наркозависимых лечили в реабилитационных центрах. Маковые поля выкосили и выжгли — члены королевской семьи лично участвовали в уничтожении посадок. Когда монарх умер, исцеленные делились воспоминаниями в тайских СМИ: «В моей семье все были наркоманами, из поколения в поколение. Его Величество сделал нас людьми»; «Я прямо сказал Его Величеству, что без продажи опиума не проживу. А он пообещал засеять поле личи и кофе. И засеял! Думаю о нем каждый день, скучаю, не могу без него».
 
b_500_334_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-04.jpg
 
Бывшие маковые плантации засадили фруктовыми деревьями, цветами, злаками и лекарственными травами. Образцы новых достижений северотайского сельского хозяйства жена Рамы IX Сирикит собрала в Ботаническом саду королевы в Чиангмае. Клумбы, грядки, оранжереи, пруды. Розовые, сиреневые, малиновые орхидеи (из них делают натуральную косметику). Пучки лемонграсса (главный элемент тайской кухни). Зеленые, желтые, бурые «головки» плотоядной росянки (антисептик). С плаката счастливо и гордо улыбается компания горцев. Теперь они подают пример ЗОЖ всему Таиланду.
 
Здоровье нации
 
Этноагрокультурная коммуна Бан-Тонг-Луанг в Чиангмае. Здесь под присмотром государства в привычной горной обстановке представители местных племен (карены, лаху, палонг, падонг, хмонги, яо, акха) построили деревни и возрождают обычаи, подзабытые во время опиумной эйфории. Вспоминают историю своих этносов, ищут корни, которые сотни лет назад делали их предков счастливыми. Так они реабилитируются. Этот комплекс этнических деревень - часть королевского проекта по восстановлению здоровья нации.
Над воротами в поселение акха в Бан-Тонг-Луанге висит шкура собаки. Рядом из земли торчат два бревна, на одном нарисовано женское лицо, на другом — мужское. Фигуры соединены сучком - символический половой акт.
 
- Это предки, давшие нам жизнь. Пока они тут стоят, мы живы и здоровы. А собака охраняет деревню от злых духов. Когда наши мужья уходят в лес рубить бамбук, неизвестно, кого они там подцепят. Духи ведь обитают в каждом кусте. Но мимо собаки ни один не проскочит. Вообще, чтобы уж наверняка не допустить невзгод и болезней, надо иногда съедать собаку, - рассказывает Бунсо из племени акха.
 
Мужчины в остроконечных соломенных шляпах забрались по колено в мутную воду рисового поля и возятся там с палками: пропалывают рис. Пожилые муж с женой собирают в корзину упавшие плоды хлебного дерева, джекфруты. На ветках сушатся выдолбленные длинные тыквы - будут бутыли. Старик налаживает арбалет: пойдет охотиться на диких кабанов.
 
- Что вырастили, что поймали, то и сгодится, - поясняет он.
Раздается стук топора — кто-то строит из бамбуковых прутьев хижину на сваях: тропический дождь не зальет, змеи не заползут, тигры не залезут. Беззубая босая старуха качает младенца в люльке из лоскута, натянутого между двумя столбами. На плетеной табуретке сидит девушка из племени белых каренов и рисует на щеках кружочки.
 
- Белая глина. Красиво. И от прыщей помогает! - улыбается она мне.
 
Другая дева из длинношеих каренов нацепила на голени и шею золотистые металлические кольца.
 
- Для красоты. А если вдруг тигры нападут - не загрызут, - весело сообщает она.
 
b_500_375_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-05.jpg
 
Женщины разных этносов раскладывают на бамбуковых настилах юбки, кафтаны и шарфы, сумки и кошельки из натурального шелка и хлопка в разноцветную полоску - готовят на продажу.
 
- Ткачество - национальное женское ремесло горных племен, - говорит ткачиха Мата, натягивая бирюзовые нити между двумя валиками самодельного станка. - И наши мужчины тоже занимаются традиционным делом: дрессируют слонов.
 
Из пахарей в художники
 
Во времена «опиумной лихорадки» горцы отлавливали в лесах диких слонов, приручали и вспахивали на них маковые плантации. В 1976 году, с благословения короля, предприниматель Чучарт Калмапичит (он же, кстати, управляет Бан-Тонг-Луангом) собрал по деревням животных и устроил для них реабилитационный лагерь Maesa. Сейчас в нем около 80 слонов. Здесь они живут в естественных джунглевых условиях, размножаются, проходят «профессиональную переподготовку» и демонстрируют свои умения.
 
b_500_334_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-06.jpg
 
На лужайке у подножия буйно-зеленого холма стоят мольберты и банки с красками. Слоны топчутся, периодически поворачиваются к зрителям, притихшим на скамейках вокруг арены. Дрессировщики вкладывают в хоботы кисти, треплют животных за уши, что-то шепчут, подсказывают. И вот слоны начинают выводить на бумаге четкие линии. Через полчаса на мольбертах появляются пейзажи: куст с красными цветами, дерево с качелями на ветке, голубоватые горы и реки.
 
- Слонов учат рисовать настоящие художники. Они работают вместе с дрессировщиками. Это долгий процесс. Первые два-три года животные привыкают к своим учителям. Затем художник показывает слону, как надо держать кисть, слоновьим хоботом рисует линии. После каждого успеха слон получает поощрение - банан или еще что-нибудь сладкое. Так постепенно он запоминает движения. Слоны очень умны, понимают команды «вверх», «вниз», «вправо», «влево» и отлично управляют своим хоботом. Дрессировщикам остается только подавать им краски, - рассказывает Понгсит, сотрудник Maesa.
 
Горцы продают картины питомцев за 2000–6000 батов, в зависимости от сложности композиции. Считают, что слоны довольны своей участью и благодарны королю за освобождение предков от позорной работы на плантациях.
 
Яйцо без пива
 
Слонам раньше приходилось пропахивать гигантские маковые поля. Например, 13 км² земли, где сегодня расположен парк отдыха Singha в провинции Чианграй. Теперь это зона ЗОЖ. Парк открыла пивная компания.
 
- Местные «слетают с катушек» из-за алкоголя. Им только волю дай. Столько тяжких преступлений на этой почве! - говорит Джинтана, сопровождающая меня из Чиангмая в Чианграй.
 
b_500_333_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-07.jpg
 
Основав парк, владельцы марки Singha как бы извинились за массовый выпуск «вредного» напитка, пробуждающего в уроженцах Северного Таиланда генетическую алкозависимость. В парке пиво не наливают - только чай. Посетителей призывают к здоровому и полезному отдыху на природе.
Электробус без стекол везет пассажиров мимо сочных полей и желто-лиловых цветочных лужаек. На каждой остановке кучка тайцев высыпает наружу, как манго из корзины рыночного торговца. Остаются в веревочном городке, на альпинистской горке, велодорожках или зип-лайне. На станции «Мини- зоопарк» машина почти пустеет: здесь в просторных загонах пасутся зебры и буйволы - редкость для Таиланда.
 
- Не каждый может позволить себе путешествие в Африку. А тут - кусочек Африки в Таиланде! - радуется за соотечественников Джинтана.
 
Следующая остановка — каучуковая роща, рисовая терраса и чайная плантация. Тайцы с прыткостью москитов налетают на полосатые жилетки, соломенные шляпы и мягкие корзины. Такие носят племена в горах. Экипировку бесплатно выдают напрокат в чайном магазинчике.
- Все хотят примерить на себя роль горцев, представить, что собирают чай, и сделать селфи на память, - объясняет Джинтана.
 
Уик-энд в парке Singha — энергетическая подкормка для местных жителей. Таких мест в Чианграе два. Второе — горячий источник Мэ-Кхачан (Mae Khachan).
Температура Мэ-Кхачан - 90 градусов. Вода с шипением и треском вырывается из-под земли и падает в искусственный бассейн.
 
- Надо яйцо окунуть - быстро сварится, - советует Джинтана.
 
Вокруг торговцы в соломенных шляпах продают куриные яйца в мешочке из бамбуковых листьев на длинной веревке. Тайцы, словно гекконы, замирают по краям длинной канавы с водой из источника, охлажденной градусов до 40. Парят ноги и едят вареные яйца. Так они исцеляются, очищаются, перерождаются.
Между раем и адом
 
- Представления тайского народа о перерерождении устарели, пора их менять, - говорит Чалермчай Коситпипат, эпатажный художник и архитектор, построивший нетрадиционный Белый храм Ватронгкхун в Чианграе.
 
b_500_752_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-08.jpg
 
Попрощаться с черным прошлым предстоит, пока идешь по мосту. Кто сумел войти в храм, тот помилован
К храму, который состоит будто из застывших слез, ведет белый мост Перерождений. Перед ним, из ям по обе стороны дороги, торчат сотни тянущихся рук из ракушечника, символизирующих желания и страсти. Ехидно ухмыляются у перил белые драконы. В конце моста - две статуи: Смерти и демона Раху. Они не пропустят в новую жизнь нераскаявшихся. Попрощаться с черным прошлым предстоит, пока идешь по мосту. Кто сумел миновать стражей и войти в храм, тот помилован.
На стенах храма вместо сцен из жизни Будды изображены кадры из «Бэтмена» и «Человека-паука».
 
- Эти фильмы о борьбе добра и зла. Так ближе и понятнее современным людям, - считает Чалермчай.
b_500_334_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-09.jpg
 
Тайцы с благоговением проходят сквозь храм, веря, что возродились к новой жизни. Во внутреннем дворике спасшиеся попадают в символический Рай, к искусственному Дереву желаний в виде серебристого колокола. Утирая слезы, вырезают на металлических пластинках свои имена и вешают на Дерево.
 
- Я хочу донести до народа идею о Рае и спасении, — объясняет архитектор. Сам он, кстати, живет на территории храма в позолоченном доме-пагоде и периодически совершает вылазки в народ - полюбоваться на то, как работает идея. Теряется в толпе прихожан или наблюдает за ними из уличного кафе возле Ватронгкхуна. Искренне верит в магическую силу своего творения. Ждет, что ему воздастся за это. Завещал похоронить его здесь.
 
Местные жители рассказывают: несколько лет назад Чалермчай попросил друга-художника, седобородого старца Тхавана Дучани (теперь уже покинувшего этот мир) показать тайцам, что ждет нераскаявшихся грешников. Тот создал Черный дом Baan Dam: 40 мрачноватых построек в форме пагод из дерева, кирпича, глины. Внутри - черепа, истуканы, божки, шкуры крокодилов и змей, рога, потемневшие серебряные кубки и ножи из личной коллекции, которую Тхаван собирал по странам Юго-Восточной Азии. Все в траурных тонах. Образ Ада. Напоминание о том месте, куда непременно попали бы тайцы, если бы не антиопиумная кампания короля.
 
Выбор тайцев
 
Черный коридор. Со стен и потолка на меня смотрят измученные посиневшие лица. Звучит апокалиптическая музыка. Так выглядит вход в Hall of Opium в Чианграе. Его основала принцесса-мать Синакхаринтхра. В качестве устрашающего примера. Интерактивный музей - последнее место на севере Таиланда, где растет мак.
 
b_500_334_16777215_00_images_world_2018_2019-01-08-10.jpg
 
«В белых маках больше всего опиума», - гласит табличка. На мониторах крутят документальный фильм: представители горных племен надрезают головки мака и ждут, пока выделится молоко и покоричневеет на солнце. Это и есть опиум. Мелькают портреты знаменитых врачей, которые выписывали его своим пациентам от бессонницы и болей. Гиппократ, Авиценна, Парацельс. На кушетках лежат восковые фигуры курильщиков с пустыми глазами: от их потустороннего кашля холодеет кровь. В витринах - наборы для курения опиума: трубки, чашки, нагревательные лампы, шкатулки из слоновой кости, нефрита, бамбука, перламутра, фарфора. В подземной камере восковой наркоман, пойманный с поличным, бьется в ломке. На стенах — фотографии Мэрилин Монро (почему-то), Элвиса Пресли и прочих звезд, погибших от передозировки. «Есть два типа правителей. Первый - те, кто за легализацию наркотиков, они не понимают, что это начало конца. Второй - те, кто против наркотиков, они знают, что стоит дать народу доступ, и все станут наркоманами. Правители, которые поддерживают легализацию, не имеют права отвечать за жизни людей», - информирует плакат.
На выходе из музея - зеркало во весь рост. Вглядываюсь в свое бледное отражение на фоне черной стены. «У тебя пока есть выбор», - написано на стекле.
Снаружи солнце. Нежатся сиамские коты. С холма Соп-Руак на меня добродушно смотрит золотой Будда в радужной лодке. Видимо, вот-вот отправится с миром и благословением в соседние Лаос и Мьянму. У ног исполинских статуй слонов застыл монах в оранжевой тоге с книжкой в руках. Из пагод долетают мантры. Сияющие тайцы покупают венки из орхидей — приношения в храмы — и попутно доедают мороженое со свежим манго...
Другая жизнь. Реинкарнация.
 
ОРИЕНТИРОВКА НА МЕСТНОСТИ
Таиланд, провинции Чиангмай и Чианграй
Площадь Таиланда 513 120 км² (50-е место в мире)
2019-01-08-11.jpg
Население 69 183 000 чел. (20-е место)
Плотность населения 135 чел/км²
Площадь Чиангмая 20 107 км²
Население 1 730 000 чел.
Плотность населения 86 чел/км²
Площадь Чианграя 11 678 км² 
Население 1 288 000 чел.
Плотность населения 110 чел/км²
ВВП Таиланда 455,378 млрд долл. (26-е место)
ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ Музей тайского современного искусства MAIIAM в Чиангмае (палиндром из слова mai — «новый город»), храм Ват Пхракэу (Wat Phra Keaw) с нефритовой копией бангкокской статуи Изумрудного Будды в Чианграе.
ТРАДИЦИОННЫЕ БЛЮДА жареные опарыши, суп кхао-сой с карри и кокосовым молоком, хрустящая свинина нам-пхрик-нум.
ТРАДИЦИОННЫЕ НАПИТКИ зеленый чай, сок манго, кокосовое молоко.
СУВЕНИРЫ серо-зеленая керамика «селадон», хлопковые полосатые платья и рубашки, сумки.
РАССТОЯНИЕ от Москвы до Чиангмая ~ 6500 км (от 10 часов в полете без учета пересадок)
ВРЕМЯ опережает московское на 4 часа
ВИЗА россиянам не требуется
ВАЛЮТА тайский бат (100 THB ~ 3,03 USD)
Фото: ALAMY / LEGION-MEDIA, GETTY IMAGES, ALAMY / LEGION-MEDIA, LAIF / VOSTOCK PHOTO, ROBERT HARDING (X2), ALAMY, DESIGN PICS / LEGION-MEDIA, ALAMY (X2), CUBO / LEGION-MEDIA, LAIF / VOSTOCK PHOTO
Автор: Катерина Миронова
Источник: «Вокруг света»
 
 
 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ