МИР

В 1960-х годах на территории штата Мичиган в США проводили программу ранней коррекции для детей дошкольного возраста. Это был первый междисциплинарный проект исследования эффективности раннего вмешательства по отношению к социально неблагополучным детям. Для участия были отобраны 123 ребенка в возрасте от 3-х лет афроамериканского происхождения из семей с низким социально-экономическим статусом. Уровень интеллекта каждого участника не превышал 90 баллов по шкале оценки Стенфорда-Бине. 58 детей попали в экспериментальную группу, 65 – в контрольную. На момент вступления в программу почти половина семей были неполными и получали социальную помощь, 40% отцов были без работы. У матерей было в среднем 9,7 классов образования, у отцов – 8 классов.

2020-03-27-3.jpg

Программа представляла собой занятия с дошкольниками в детском саду в течение 2-х лет. Период ежегодного обучения длился 7,5 месяцев. Учителя занимались с детьми 5 раз в неделю по 2,5 часа по утрам. Плюсом к этому являлось дополнительные занятия с детьми на дому раз в неделю в течение одного года. Определенного плана занятий не было. Для ведения проекта набирались квалифицированные учителя начальных классов, педагоги дошкольного образования и специальных образовательных программ. Главной чертой проекта являлось вовлечение детей в учебный процесс: они могли планировать и осуществлять учебную деятельность самостоятельно. Всего было 10 ключевых направлений развития: творчество, язык и грамотность, социальные отношения и личная инициатива, движение, музыка, классификация, серийная организация действий, числа, пространство, время. Взрослые следили за действиями детей, руководили их деятельностью, поддерживали, расширяли ее, помогали обдумывать игры. Программа длилась 2 года, но наблюдение за группами детей продолжалось до тех пор, пока им не исполнялось 40 лет. С 3 до 12 лет ученые беседовали с детьми ежегодно, далее контрольными точками были 14, 15, 19, 27 и 40 лет. Для эксперимента собирались школьные табеля, судебные и полицейские отчеты, разнообразные тесты на выявление личных компетенций, интервью.

Авторы программы выделяют, несомненно, положительные результаты. В первую очередь, это академические показатели. По окончанию первого года программы участники показали более высокие баллы по невербальному тестированию батареи Векслера. Участники эксперимента обогнали членов контрольной группы и в вербальных тестах (74,5 баллов против 63,3). В 10 лет участники обеих групп имели одинаковые показатели по IQ тесту, но школьные результаты детей экспериментальной группы были выше, эта динамика сохранялась и в старших классах. Сократилось количество коррекционных услуг и время обучения в специальных школах по сравнению с контрольной группой. К 27 годам программная группа лидировала практически по всем основным показателям: большее число детей, окончивших школу, более продолжительный период обучения (то есть наличие послешкольного образования).

Социально-экономические результаты не менее положительны. Так, у участников программной группы лучше материальное благосостояние, выше шанс устроиться на работу, в 27 лет большинство имело собственное жилье. Но главным достижением авторы программы называют сокращение уровня преступности среди участников экспериментальной группы.

b_500_290_16777215_00_images_world_2019_2020-03-27-4.jpg

Однако другие исследователи считают, что размер выборки был слишком мал, а результаты, соответственно, преувеличены.

Коллектив авторов Дж. Хекмана, С. Муна, Р. Пинто, П. Савельева, А. Явица в своей научной работе «Экономическая отдача от дошкольного образования детей из неблагополучных семей: уроки программы «Хайскоуп Перри» выявили несколько нарушений в оценке результатов проекта. В первую очередь, был нарушен протокол рандомизации, далее – отсутствовали данные об участниках после достижениями ими 40-летнего возраста. А также преступность, как основной эффект программы, не была оценена с экономической точки зрения. Важно отметить, что на создание проекта были затрачены немалые средства, в том числе на обустройство классов и оборудование, на заработную плату учителям и административные расходы. По ценам на 2006 год расход на одного ребенка – участника программы составил 17 759 долларов США. Авторы работы оценивали отдачу от программы в эквиваленте доходов с образования, заработков, преступности и участия в программах государственной помощи. Иными словами, рентабельность данной системы.

При грамотном построении профиля заработной платы участников программы авторы столкнулись с двумя трудностями: 1. Истории занятости определялись ретроспективно и только для фиксированных рабочих мест. 2. По достижению участниками 40-летнего возраста данные переставали собирать, а, значит, динамику их заработной платы отследить довольно трудно.

Первая проблема была решена с помощью 4 различных способов замещения и прогнозирования отсутствия данных математическим анализом на основе данных Национального панельного исследования молодежи 1979 года для подвыборки афро-американцев с низкими способностями тех же годов рождения, что и участники программы «Пэрри». Для решения второй проблемы ученые использовали метод научного прогнозирования – экстраполяции. Они провели опрос населения, использовали данные панельного исследования динамики дохода и использовали индивидуальные параметры оцениваемой модели Хауса. Благодаря этим данным коллективу авторов удалось более точно и прогнозируемо отследить динамику заработной платы контрольной группы.

Главный результат программы – это снижение уровня преступности, но Хекман и его коллеги использовали иные показатели оценки, чем авторы программы «Перри». При оценке отношения виктимизации к арестам, полицейским, судебным и коррекционным издержкам они использовали местные, а не общенациональные данные. Кроме того, Хекман не предписывал издержки нарушениям дорожных правил и преступлениям, связанных с наркотиками. При таком подходе оценки издержек от уровня преступности значительно меньше, чем предполагали другие авторы. Согласно Хекману, преступления без жертв (то есть те, на которые издержки не распространяются), составляют более 30% преступлений среди участников программы «Перри».

Что касается, налогов, то данные «Перри» по наблюдениям Хекмана не предоставляют достаточное количество информации о получении социальной помощи в натуральном виде.

Анализ Хокмана дает нижнюю оценку фактической отдачи программы дошкольного образования «Перри». Но иные исследования, связанные с этим профилем, доказывают обратное. Для установления точных данных, полученных в результате эксперимента, в систему образования были внедрены еще три подобных проекта. И высокий социальный эффект программы «Перри» не случаен. Особые характеристики программы, разработанные специалистами High/Scope Educational Research Foundation, определяют ее значимость для когнитивного и социального развития детей.

2020-03-27-5.jpg  b_596_346_16777215_00_images_world_2019_2020-03-27-6.jpg

 

Павла Кузьмина

По материалам из открытых источников

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ