Наверх

МИР

24 марта – Всемирный день борьбы с туберкулезом. 139 лет назад в этот день немецкий микробиолог Роберт Кох объявил о сделанном им открытии возбудителя туберкулеза, за что впоследствии получил Нобелевскую премию в области медицины. Задолго до этого люди назвали болезнь легких, существовавшую с древнейших времён, чахоткой, а литературные классики романтизировали её образ и превратили в метафору декаданса – болезненной утончённости, чувствительности, фатализма и бессилия.

 

b_400_509_16777215_00_images_world_24-03-2021-3.jpg

Мария Лопухина, изображённая на полотне художником Владимиром Боровиковским в 1797 г. –  была больна туберкулезом и вскоре после написания этого портрета скончалась. Художник превратил внешние признаки тяжёлой болезни в чарующий образ – прозрачный, словно тающий у нас на глазах.

 

Нездоровый романтизм

Чахотка не считалась постыдным заболеванием, следствием нищеты или обездоленности. Напротив, в XIX столетии существовало убеждение, что ею болеют те, кто обладает особо тонкой душевной организацией. Это глубоко мыслящие, развитые и чувствительные люди. Полагали также, что болезнь легких вызывают моральные потрясения, ипохондрия, несчастная любовь.

В какой-то момент болеть чахоткой стало модно. Быть может, причиной этому стала романтизация недуга в литературе. Ни одна болезнь не получила столь широкого отражения в художественной прозе, как туберкулез – особенно в XIX веке, в период «расцвета» заболевания. Главные герои многих произведений того периода страдают и погибают от чахотки. Абсурдно, но больная туберкулёзом барышня в те времена – желанная невеста: тонка и изящна, бледна и задумчива, у неё очаровательный чахоточный румянец и аристократический блеск глаз. Закономерно – когда температура держится месяцами, глаза будут блестеть, а румянец пылать.

Высший свет грезил нездоровым романтизмом: дамы закапывали в глаза белладонну, чтобы получить вожделенный горящий чахоточный взгляд.

Неудивительно, что длительное время полагали, будто туберкулез развивается у людей, опечаленных личными драмами. По произведениям писателей, герои которых страдали этим недугом, можно изучать течение болезни. Авторы зачастую «заражали» своих персонажей именно этим заболеванием, чтобы подчеркнуть трагичность их судьбы.

 

Симптомы non-fiction

Писатели XIX века считали туберкулез «благородной» болезнью. Это нашло свое отражение в таких произведениях, как роман Александра Дюма младшего «Дама с камелиями», легший в основу оперы Джузеппе Верди «Травиата», и роман Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы», сюжет которого стал либретто оперы «Богема» Джакомо Пуччини. В них героини Виолетта и Мими страдают от неразделенной любви, вследствие чего заболевают туберкулезом.

Эрих Мария Ремарк питал к чахотке особые художественные чувства. В романе «Жизнь взаймы» он рассказывает о санатории для больных туберкулезом. В центре всего сюжета – любовь автогонщика Клерфэ и больной Лилиан, для которой каждый день – отсрочка перед встречей с неизбежностью. В романе «Три товарища» Ремарк также затрагивает тему чахотки: «Пат лежала в постели с окровавленной грудью и судорожно сжатыми пальцами. Изо рта у нее еще шла кровь. <...> Ее дыхание стало хриплым, потом она резко привстала, и кровь хлынула струей. Она дышала часто. В глазах было нечеловеческое страдание, она задыхалась и кашляла, истекая кровью».

 

b_400_402_16777215_00_images_world_24-03-2021-4.jpg

На известной картине рубежа XIX-XX вв. «Дама в голубом» Константин Сомов изображает больную туберкулёзом Елизавету Мартынову. Симптомы те же: бледность, апатия, потеря веса, из-за которой заостряются черты лица, яркий чахоточный румянец. Всё это сделало Мартынову «Джокондой современности», печальной дамой Серебряного века.

 

Посвящён туберкулезу и роман Томаса Манна «Волшебная гора» – история о пациентах дорогого туберкулезного санатория в Альпах, где время проходит незаметно, а жизнь и смерть утрачивают значимость и смысл.

В книге «Скажи смерти-нет!» австралийской писательницы Димфны Кьюсак говорится о том, что при туберкулезе полное выздоровление всегда под вопросом.

Великие писатели, не наделившие главных героев заболеванием, тем не менее, все равно вспоминают туберкулез. Лев Толстой это делает в романах «Анна Каренина» и «Воскресенье». Фёдор Достоевский в романе «Идиот» уделил внимание туберкулезу в лице больного Ипполита, который рассуждал о своей скорой смерти. «Он беспрерывно кашлял; каждое слово его, почти каждое дыхание сопровождалось хрипом. Видна была чахотка в весьма сильной степени. Казалось, что ему оставалось жить не более двух-трех недель.»

 

b_600_450_16777215_00_images_world_24-03-2021-2.jpg

В ряду писателей, страдавших туберкулёзом, стоят Антон Чехов, Илья Ильф, Франц Кафка, предположительно – Сергей Есенин.

 

Антон Павлович Чехов, будучи врачом, не понаслышке знал, что такое чахотка. В возрасте 44 лет писатель-врач скончался от этой болезни. От туберкулёза страдают многие его персонажи. Умирает постоянно покашливающий, бледный и худой студент Саша – из последнего чеховского рассказа «Невеста»; безуспешно лечится от туберкулеза жена главного героя пьесы «Иванов»; задыхаются в пароходном лазарете по пути с Дальнего Востока на родину солдаты, больные последней стадией чахотки в рассказе «Гусев».

В последнем из них гневно звучат слова писателя-врача Чехова, вложенные им в уста одного из героев: «…Как это вы, тяжело больные, вместо того, чтобы находиться в покое, очутились на пароходе, где и духота, и жар, и качка – все, одним словом, угрожает вам смертью… Ваши доктора сдали вас на пароход, чтобы отвязаться от вас. Для этого нужно только… не иметь совести и человеколюбия». И действительно, солдаты не выдерживают этого далекого перехода. Они умирают один за другим, их хоронят в море, зашивая в саван из парусины.

Несмотря на расцвет заболевания в XIX столетии, туберкулёз существует в мире с древнейших времен. Археологи часто находят останки наших далеких предков, чьи кости были поражены этой болезнью. Туберкулёзную палочку, как было сказано выше, открыли в конце XIX века, первые препараты против неё появились в 40-е годы прошлого столетия. Но почему же расцвет заболевания пришёлся именно на XIX век?

 

Причины и следствия

Удивительно, но в средние века на Руси заболеваемость туберкулезом была значительно меньшей. Причин у этого несколько.

  • Деревянные терема. В нашем непростом климате деревянное жилище считается более здоровым. Дерево легче просушить печным отоплением, чем камень. А Санкт-Петербург, где болезнь считалась «своей» – сырой и промозглый город, возникший среди чухонских болот – с самого начала был каменным. Воздух в плохо протапливаемых дворцах был сырым и не способствовал здоровью дыхательной системы.
  • Русская баня. С её помощью издревле выгоняли из организма разную хворь, но у высшего света Северной Пальмиры она не пользовалась популярностью.
  • Традиционная кухня. Богатая витаминами, сбалансированная русская пища в XIX веке уступила в столице место европейским блюдам. Квашеную капусту, например, считали пищей простонародья и воротили от неё нос.
  • Урбанизация. На Руси люди жили просторно, а в городе на смену простору пришла скученность.
  • Мода. Именно мода на корсеты, которые носили в знатных кругах не только женщины, но и мужчины, приводила к сдавливанию нижних отделов легких, плохой вентиляции, застою и укоренению инфекции.

Из других факторов следует отметить и длившийся много веков так называемый «малый ледниковый период», сделавший климат более жестким, и плохие представления о гигиене жилища. К тому же, наши предки не считали чахотку заразным заболеванием. Больных не изолировали, они беспрепятственно посещали церкви, театры, светские рауты. С ними здоровались, беседовали и общались без всякого опасения. В жилищах полы чаще подметали, чем мыли – в воздух поднимались огромные концентрации возбудителей болезни. Кроме того, знать высшего света вступала в браки внутри своего круга, ухудшая наследственность.

 

b_400_523_16777215_00_images_world_24-03-2021-5.jpg

Скандальный голубой корсет, сдавливающий легкие девушки на полотне «Нана» 1877 года художника Эдуарда Мане, стал символом пороков великосветского общества.

 

Сегодня туберкулез – по-прежнему опасное, хотя уже и не в таких масштабах, инфекционное заболевание, которое передаётся воздушно-капельным путем. Без соответствующего лечения человек, больной активной формой туберкулеза, ежегодно может заразить в среднем 10-15 человек. По данным ВОЗ, каждый день от этой уже предотвратимой и излечимой болезни умирает почти 4 500 человек, и почти 30 000 человек заболевают ею (большинство из которых – жители развивающихся стран).

 

Маргарита Салимгареева

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены