МКДЦ

Партнерский проект

 

Среди отделений сосудистой хирургии клиник Татарстана в последние годы по количеству выполненных операций лидирует отделение  ГАУЗ МКДЦ. К примеру, в 2017 году здесь было выполнено свыше 1000 высокотехнологичных операций на аорте и магистральных артериях, более 800 иных операций на периферических артериях и венах. По высокотехнологичным операциям на сонных артериях (питающих головной мозг), направленным на профилактику лечения инсульта, отделение в этом году заняло 5 место среди свыше 200 клиник по сосудистой хирургии Российской Федерации, выполнив более 500 операций.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-04.jpg

 

Дать сравнительную характеристику уровня сосудистой хирургии МКДЦ среди клиник России и мира мы попросили заведующего отделением сосудистой хирургии МКДЦ Бредихина Романа Александровича.

- Я сравнил данные об осложнениях и летальности сосудистых центров Великобритании за последние пять лет, куда попали сведения о 160 тысяч проведенных операциях, и результаты нашей работы за последние три года (это свыше 3 тысяч операций). Практически по всем видам операций результат в МКДЦ лучше, чем у клиник Англии. Статистические данные позволяют говорить об МКДЦ как о центре хорошего европейского уровня. Например, после эндоваскулярного протезирования аорты летальность за последние годы составила 0% (!), а в Англии она составляет 2,1%. К примеру, если мы рассматриваем хирургию аневризм брюшной аорты, в Великобритании после таких операций погибает 5,3 % пациентов, в то время как у нас в два раза меньше! За три года (а это свыше 1500 операций на сонных артериях) после каротидной эндартерэктомии процент летальности опять же ниже, чем у англичан: у нас составила 0,45%, в Великобритании 0,8%. По плановым операциям периферического шунтирования у нас летальность 1,1%, в мире в два раза выше - 2,2%!

 

- Неожиданно. Значит не следует так рваться за лечением за рубеж. Статистика по результатам неотложной помощи, наверняка, тоже есть?

- Разумеется, мы оказываем экстренную и неотложную помощь жителям Казани два раза в неделю, немало попадают в эти дни к нам и жители районов Татарстана. В год бывает порядка 350 госпитализаций и 200 экстренных операций, после них летальность у нас 9,3%, Европейская - 11,2%. Единственный показатель, который не удается снизить – это смертность после разрывов аневризм аорты.

Таким образом, если брать среднестатистическую английскую или немецкую клинику, то у нас показатели по всем видам лечения как минимум не хуже, а в целом лучше. Конечно, статистика у выдающихся сосудистых центров, таких как в Стенфорде или крупнейшего в мире медицинского центра в Хьюстоне, лучше - они опережают нас по количеству выполненных операций.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-05.JPG

 

- На мой взгляд, МКДЦ нельзя сравнивать с такими центрами. Вы ведь в большей степени работаете для пациентов Татарстана и близлежащих регионов?

- Отчасти Вы правы, мы пока не Федеральный центр, к сожалению. Но уровень мастерства наших хирургов достоин похвалы – мы способны выполнить очень широкий спектр операций на сосудах. Если вы возьмете любой учебник по сосудистой хирургии, не найдете там и 10 операций, которые бы не выполнялись у нас в отделении. К нам в клинику приезжал председатель общества сосудистых хирургов Америки Энрико Ашер - он удивился широте спектра выполняемых нами операций. Дело в том, что в момент создания отделения в 2006 году к нам пришли врачи самых разных специальностей: кто-то работал в торакальной хирургии, кто-то в микрососудистой, кто-то в общей, гнойной.. - всех вместе объединяла сосудистая хирургия, поэтому, можно сказать, можем оперировать, начиная от макушки до пят. Тем не менее, каждый хирург в отделении специализируется в конкретной области.

- Данные статистики радуют! Как пришли к таким результатам?

- Прогресс работы отделения - это всегда коллективный труд. Не может быть в отделении только одна «звезда», как, например, «всезнающий» заведующий. Моя принципиальная позиция такова: каждый доктор в отделении должен вести конкретное направление и стараться стать в этом направлении лучшим.

Чтобы этого добиться очень полезны научные изыскания. Дело в том, что, когда ты работаешь над научной статьей или исследованием, изучаешь мировой опыт, анализируешь и иногда переосмысливаешь свои результаты, сравниваешь их с тем, что уже сделано в мире. Выступить на серьезной конференции с докладом – как принять участие в соревновании. Только немногие в состоянии это сделать. Во-первых, чтобы твой доклад приняли на международной конференции, он должен быть соответствующего уровня, а после выступления следует ожидать каверзные вопросы от коллег, а иногда и критику. Если хочешь совершенствоваться в профессии, очень полезно проходить через такие испытания. В нашем отделении многие врачи занимаются научными исследованиями, есть изобретения, подтвержденные нашими патентами.

 

b_500_334_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-06.jpg

 

Отличительной чертой именно нашего отделения является практическая направленность научных разработок, некоторыми из которых я по праву горжусь.  Мы первыми в России опубликовали серию наблюдений по венозным стентам и продолжаем держать планку первенства - являемся общепризнанным лидером в Российской Федерации по этим операциям. Нами также разработаны новые методики по лечению венозной патологии малого таза у женщин. Сюда поступают пациенты не только из Татарстана, но и из других регионов России, поскольку есть технологии, которые используются только здесь. Данные операции не входят в список высокотехнологичных, не требуют дорогого расходного материала - они требуют больше мастерства сосудистого хирурга.

 

- Ваша диссертация на соискание ученой степени доктора наук посвящена исследованиям венозной системы?

-  Да. Ее название «Хирургическая и эндоваскулярная коррекция оттока крови по глубоким венам нижних конечностей и малого таза».  Я пошёл по стопам своего учителя и руководителя Игоря Михайловича Игнатьева, который начал разработку этой темы еще в 80-х годах. Сейчас он – руководитель направления сосудистой хирургии в МКДЦ, член-корреспондент Академии Наук Республики Татарстан, а первый заведующий отделением сосудистой хирургии МКДЦ, которое было создано с нуля. Я же эстафету принял в 2015 году.

 

- Работа врача сопряжена как физическими, так и психологическими нагрузками. Для науки, я вижу, тоже находятся силы и время - достаточно уникальная ситуация, когда в отделении работают два доктора медицинских наук.

- И два кандидата медицинских наук - Ахметзянов Рустем Вилевич и Крепкогорский Николай Всеволодович. Сейчас под моим руководством пишут диссертации еще четыре сотрудника. Я всегда повторяю, что медицина - это коллективный труд во всем, и патенты и изобретения чаще всего у нас идут от коллектива авторов. На данный момент у меня имеется 12 патентов, у Игоря Михайловича - 14, у Рустема Вилевича - 8, у Николая Всеволодовича -10. Мной написано свыше 200 научных работ, плюс около 60 статей в журналах Высшей Аттестационной Комиссии.

- Для оценки своей научной продуктивности точно не считали количество публикаций?

- Вы имеете ввиду индекс Хирша? У меня он равен семи.

 

b_250_348_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-07.jpg

- Достойный результат! Это уровень профессора!

- Индекс Хирша у кандидата наук должен быть 1-3, у доктора наук - 4-5, 7-8 – это, действительно, уровень профессора. Кстати, у Игоря Михайловича – 8! Мы стремимся, чтобы наши российские авторы больше публиковались и выступали за рубежом, чтобы нас признавал мир. Я состою в Ассоциации флебологов России, год назад на форуме в Москве среди врачей из регионов по индексу Хирша оказался на втором месте, первым стал профессор Сучков, проректор Рязанской медицинской академии - мой большой друг, нам было очень приятно.

 

- Тогда, уверена, Вы легко ответите на вопрос: каким Вам представляется будущее сосудистой хирургии? Многие сторонники эндоваскулярной хирургии утверждают, что завтрашний день вытеснит традиционную.

- Очевидно и понятно – будущее за гибридной хирургией. К сожалению, в нашей системе медицины существуют административные барьеры для его развития. Судите сами, очень сложно в нашей стране быть, например, рентгенхирургом и сосудистым хирургом одновременно - для этого нужно иметь два сертификата, т.е. нужно пройти две ординатуры! Коллеги за рубежом после получения базового сертификата хирурга через полгода учебы получают диплом сосудистого хирурга и их допускают на операции, далее они могут доучиться, к примеру, по эндоваскулярной хирургии, их допускают и к этим операциям - это как звездочки на погонах. В России приходится каждый раз учиться с нуля - я не могу понять, почему.

У эндоваскулярной хирургии есть огромнейшее преимущество - она не нарушает целостность кожных покровов. Рентгенохирургически мы можем добраться, предположим, до почечной артерии за три минуты, а традиционно мне, чтобы добраться до неё, нужно провести полостную операцию длительностью не менее 1 часа, а потом еще 1,5 часа восстанавливать целостность брюшной полости. Эндоваскулярные хирурги выкладывают красивые снимки до и после операции, что может противопоставить хирург, выполнивший операцию обычным способом?

 

- Разрезы, синяки?

- Да, в жизни так и бывает. Однако, заметим: через 2 недели рана после открытой операции заживает, а через несколько лет человек вовсе забудет про операцию. А стент требует пожизненного приема препаратов, регулярного дорогостоящего контроля и  может через какое-то время закрыться или сломаться. Поэтому завтрашний день - в сочетании обоих методик, то есть в гибридной хирургии – хирургии, использующей преимущества обеих методов, и принципиально важно, чтобы эти методики оказались в одних руках. Весь мир давно это понял и идет этим путем, мы же в России как всегда выбираем свой. Гибридная хирургия будет сочетать в себе достоинства эндоваскулярного лечения и открытой хирургии.

 

- Есть еще плюсы открытой хирургии?

- Основной этап открытой операции делается под контролем зрения, часто с многократным увеличением. Зачастую во время операции мы полностью удаляем патологический субстрат (например, атеросклеротическую бляшку). При эндоваскулярном лечении весь патологический субстрат остается внутри, просто прижимается стентом к стенкам сосуда - это минус. Хотя еще раз повторюсь, идеальная операция – это сочетание открытой и эндоваскулярной методик. Возможно, в будущем появятся технологии, когда мы сможем оперировать, используя принципы открытой хирургии, но не вскрывая сосуд, например, через какие-то внутрисосудистые камеры. Но это уже будет новая специальность с новым названием – дистанционная хирургия, например…

 

b_500_254_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-08.jpg

 

- Гибридная хирургия, можно сказать, уже на пороге?

- Согласен. Гибридная хирургия – это современное настоящее. Будущее ближайших десятилетий - это выращивание новых сосудов и их имплантация взамен пораженных, а далёкое будущее - это конечно коррекция нарушений на генетическом уровне. Дожить до этой ситуации работающим сегодня хирургам, увы, нереально, но современные технологии лечения у нас проводятся успешно. Конечно, всегда хочется поставить планку еще выше, в том числе и в плане оснащения лучшим оборудованием. В МКДЦ прекрасно оборудованы операционные, имеется очень хорошая диагностическая база: три ангиографа, очень мощная звуковая диагностика, уникальный наших пациентов во время операций на сосудах, питающих головной мозг. Также этот аппарат поможет при операциях на сосудах ног – определит, насколько сильно страдают мышцы от кислородного голодания или насколько эффективно мы восстановили кровообращение.

И конечно, с учётом перспектив завтрашнего дня, все хирурги мечтают о гибридной операционной на базе уже существующей - в ней можно будет совместить технологии открытого лечения и возможности рентгенохирургии. Мы, как специалисты, к гибридной хирургии готовы.

 

b_250_312_16777215_00_images_icdc_2018_2018-12-05-09.jpg

 - В Вашем распорядке дня остается ли время для отдыха, других занятий, кроме работы?

- Однажды в руки попала книга  Стивена Кови «Семь навыков высокоэффективных людей». Автор пропагандирует две основные идеи: жить согласно своим моральным принципам и уметь делить время между основными функциями, такими как работа, семья, самосовершенствование, забота о своем здоровье и т.д. Я с ним согласен, считаю, что надо жить честно и многогранно. Врач обязан быть интеллигентным человеком, читать книги, ходить в театры, на концерты, должен обладать высокими моральными принципами, быть разносторонне развитым - только тогда он будет настоящим доктором.

 

 

Я закончил три школы: спортивную, музыкальную и школу по физике и математике. Спортивная школа учит работать через «не могу», добиваться своего и быть собранным. Это помогло и в других областях: стал победителем Республиканской олимпиады по физике, закончил специализированную школу с медалью, параллельно получил разряды по пяти или шести видам спорта, продолжаю заниматься спортом и сегодня. Я страстный рыболов, очень люблю садоводство. Мы с супругой, с детьми любим путешествия, стараемся увидеть мир: чередовать путешествия по России и за рубежом. Поездки заставляют интересоваться историей. Ну и,конечно, чтение – страсть всей жизни. Сейчас даже с сыном поспорили, кто больше книг за год прочитает.

 

- Роман Александрович, Вы входите в экспертный совет Российского общества флебологов, являетесь исполнительным секретарем общества флебологов РТ; состоите в Российском обществе ангиологов и сосудистых хирургов, в European Society of Vascular & Endovascular Surgery, представляете Россию в Medical Reporter's Academy, активно занимаетесь научной и преподавательской деятельностью. Такая любовь к профессии имеет какие-то родственные корни?

- У меня бабушка – медик. Но я всю жизнь думал, что стану учёным-физиком как мои родители. Правда, момент окончания школы - это был 1998 год – совпал с экономическим кризисом в стране и так плохо, как жили мы с родители тогда, мы не жили никогда. Помню, после выпускных экзаменов мы с друзьями - пятеро медалистов - сидим на пляже и рассуждаем, куда идти учиться: один говорит «пойдемте на физфак», двое решили на ВМК, а я подумал, что учёные живут плохо, и сказал, что пойду в медуниверситет. Поступил без репетиторов, а потом уже медицина меня увлекла. Сначала решил стать кардиологом, но на 5 курсе меня направили на практику в отделение сосудистой хирургии. Зашёл в операционную где-то на час - доверили держать крючки, а когда вышел, ощутил состояние первой влюбленности - будто мир перевернулся. Я вслух произнес: «буду сосудистым хирургом». С тех пор, можно сказать, сосудистая хирургия - это моя любовь к профессии с первого взгляда.

Один уважаемый профессор мне сказал: «медик существует в трёх ипостасях: как врач, учёный и педагог. Раньше всего, надоедает преподавание, затем наука, потому что в науке как в спорте - нужно всегда быть первым, что-то открыть и описать раньше других, а если не успеешь, интерес не тот. А лечить людей никогда не надоест - пока можешь помогать людям, ты живёшь не зря». Мне пока интересно всё, но более всего мне нравится быть врачом - действительно, дело это благородное.

 

 

Розалина Мусабирова

 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ