МИР

 

В 2007 г. Сьюзен Браун столкнулась с тем, что общество избегает темы периодических кровотечений. Она изучала вопрос, как по менструальным выделениям можно судить о здоровье женщин, и ей нужны были еще данные помимо тех, которые она получила в Гавайском университете в Хило, где занималась эволюционной психологией. Сотрудники ее исследовательской группы установили кабинку у входа в универмаг в центре Хило и повесили табличку «Исследование менструального цикла». Затем они стали ждать. В течение дня женщины и мужчины замечали табличку и осторожно проходили мимо, стараясь не смотреть.

b_500_262_16777215_00_images_world_2019_2019-09-11-3.jpg

Источник: https://www.pvsm.ru/images/2019/08/28/uchenye-uvelichili-prodoljitelnost-menstrualnogo-cikla.jpg

Спустя примерно 6 месяцев Браун и ее коллега из Хило Линн Моррисон представили свои результаты на ежегодной конференции Американской ассоциации физических антропологов. Нервный шепоток волной прокатился по залу, когда Моррисон описывала, как они несли образцы по коридору своей лаборатории, чтобы сделать анализ на уровень гормонов и другие биологические маркеры. «Аудитория спокойно обсуждала менструальный цикл теоретически, но не саму менструальную кровь», — отмечает Браун.

Такое отвращение повлияло на отношение женщин к собственному телу и на взаимодействия медицинских учреждений с женщинами, имеющими проблемы с репродуктивным здоровьем. По поводу изучения менструаций Браун говорит: «Наше табуирование темы менструаций, влияет на то, как развивается исследование этой области».

Или эта тема на самом деле не развивается. Сложно оценить, сколько денег тратится на исследование менструаций, но специалисты единодушны в том, что этих денег недостаточно. «Это парадоксальная ситуация: финансирование настолько маленькое, что невозможно оценить, насколько велик недостаток исследований в этой области» - говорит Элизабет Юко, специалистка по биоэтике из Фордемского университета.

Однако расстройства цикла чрезвычайно распространены. Когда в 2018 г. ученые из Саудовской Аравии обследовали 738 студенток, оказалось, что 91% участниц сообщили о наличии как минимум одной проблемы, связанной с менструацией: у некоторых месячные были нерегулярны или отсутствовали, другие жаловались на чрезмерное кровотечение или боль.

По данным различных исследований, каждая 5 женщина испытывает настолько сильные спазматические боли при менструации, что это вносит ограничения в повседневную жизнь. Примерно каждая 16 женщина в мире страдает от эндометриоза — заболевания, при котором менструальная кровь образуется не только в матке и возникают болезненные повреждения в тазовой области. У каждой 10 женщины встречается синдром поликистозных яичников, когда из-за гормонального дисбаланса нарушается цикл, а это одна из основных причин женского бесплодия. «Вы можете возразить, что ресурсы необходимо направлять на исследования более жизненно важных проблем, — говорит Юко. — Однако этот аргумент несостоятелен, поскольку для исследования нарушений эрекции финансирование находилось без проблем».

И хотя картина происходящего в общих чертах понятна, ученые все еще пытаются разобраться в некоторых довольно важных вопросах. Почему этот процесс устроен у нас так же, как у летучих мышей как минимум шести видов, но не как у большинства обезьян? И что такое на самом деле менструальные выделения? «Они сильно отличаются от обычной крови, — поясняет Браун. — Мы знаем, что эта кровь не способна к свертыванию и что там полно клеток иммунной системы, но мы почти не знаем о том, чем они занимаются». Неясно также, почему у нас эта ткань так резко отслаивается, в то время как у большинства млекопитающих в конце каждого эстрального цикла утолщенная слизистая оболочка рассасывается. Еще меньше известно, почему так много женщин (по некоторым оценкам, до 80%) ощущают спазматические боли, вздутие живота, утомление, гнев и другие симптомы перед началом менструации.

Сокрытие менструаций

Табу принимало множество форм. В 1920 г. венский педиатр Бела Шик опубликовал несколько отдельных наблюдений. Когда он попросил женщину с менструацией взять цветы, они увяли через несколько минут. Когда он сравнил тесто для хлеба, приготовленное разными женщинами, у тех, у кого были месячные, тесто поднялось на 22% слабее. Шик пришел к выводу, что менструальная кровь содержит что-то вроде яда. В начале 1950-х гг. ученые из Гарвардского университета говорили про «менотоксины», исследователи вводили менструальную кровь животным и наблюдали результаты. Некоторые из этих животных умерли, скорее всего, потому, что в образцах крови содержались бактерии и другие примеси. Такие эксперименты дали мало полезной информации, но представление о том, что менструальные выделения имеют в своем составе загадочные и даже опасные вещества, сохранялось в научной литературе и в представлениях людей.

К концу 1950-х гг. исследования менструаций почти полностью сфокусировались на предотвращении нежелательных беременностей, это было время удручающе высокой материнской и младенческой смертности, особенно среди бедных слоев населения. В 1923 г. Маргарет Сэнгер — активистка, медсестра и основательница организации, которая впоследствии стала Американской ассоциацией планирования семьи, писала: «Контролирование рождаемости означает освобождение для женщин и мужчин». В 1951 г. она познакомилась с физиологом Грегори Пинкусом, который первым провел искусственное оплодотворение у кроликов. Получив финансирование с помощью Сэнгер, Пинкус основал лабораторию для проверки действия синтетических аналогов гормонов, регулирующих менструальный цикл, и объединился с бостонским акушером - гинекологом Джоном Роком для проведения клинических испытаний препарата.

Проведя исследование примерно на 60 женщинах в Бостоне и окрестностях, Пинкус и Рок направились в Пуэрто-Рико, чтобы выполнить первое крупномасштабное испытание препарата, который затем в 1960 г. был одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в качестве первого орального контрацептива. Они набрали 265 пуэрториканских женщин, многие из которых были бедны, и провели исследование без получения «информированного согласия», которое требуется сегодня. 22% участниц выбыли из исследования, сообщив о таких побочных реакциях, как тошнота, головокружение, головная боль и рвота. Медицинский руководитель исследования заявил, что у лекарства «слишком много побочных эффектов, чтобы оно было общеприменимым». Тем не менее, его выпустили на рынок.

Появление препарата, несомненно, отмечали как огромный прорыв. «Это был первый не связанный с сексом способ регуляции рождаемости, который женщина могла сама полностью контролировать», — поясняет профессор Элизабет Кисслинг, занимающаяся изучением проблем женщин и гендерного равенства в Восточном Вашингтонском университете. Невозможно переоценить ту свободу, которую эта таблетка давала женщинам, чья репродуктивная жизнь в значительной степени контролировалась мужчинами. Но это имело свою цену. В конце 1960-х гг. пациентки со всей территории США сообщали о тех же симптомах, которые регистрировались во время исследования в Пуэрто-Рико. Хотя в последующие десятилетия состав препарата неоднократно менялся, побочные эффекты оставались проблемой для многих женщин, принимающих эти таблетки. Кроме того, повышался риск рака молочной железы, образования тромбов и инсульта. Стремясь принести женщинам репродуктивную свободу, Сэнгер, Пинкус и Рок, по-видимому, игнорировали последствия прекращения естественного женского цикла, поясняет Кисслинг. Другими словами, ученые выяснили, как убрать цикл, задолго до того, как начали пытаться понять, почему он устроен именно так.

Почему менструации начинаются в столь юном возрасте?

Половое созревание у девочек начинается все раньше и раньше, и это имеет нежелательные последствия для здоровья женщин.

b_500_333_16777215_00_images_world_2019_2019-09-11-4.jpg

Источник: https://dzvranje.org/img/povishenniyurovnyaprogesteronauzhenshinp_81F92A2B.jpg

За три недели до восьмого дня рождения у Джози в школе началась менструация. Ее мать Маген, прежде чем забрать дочь, заехала в аптеку. Среди стеллажей с тампонами она нашла полку с менструальными прокладками для подростков, про которые было обещано, что они небольшого размера. Она вспомнила, как удивлялась: «Зачем вообще такие делают?»

Маген была очень расстроена, что у ее семилетней девочки начались менструации, но не сильно удивлена. Она стала обращать внимание на запах тела дочери, когда Джози было шесть лет. Когда Джози исполнилось семь, у нее появились угри на носу, она хлопала дверьми и подолгу спала по утрам. Ее грудь начала расти летом перед вторым классом. «Это было тяжело для нас обеих», — рассказывает Маген.

Маген показала Джози, как закрепить прокладку на нижнем белье, а затем позвонила педиатру, ожидая, что он направит на какое-нибудь гормональное обследование. Но, как вспоминает Маген, вместо этого он сказал: «Да, такое бывает. Скорее всего, некоторое время цикл будет нерегулярным, но совершенно очевидно, что половое созревание наступило у нее в восемь лет».

По данным Национальной программы проверки здоровья и питания Центров по контролю и профилактике заболеваний США, средний возраст появления менархе, то есть первой менструации, у девочек в США сейчас составляет 12 лет, на два года раньше, чем 100 лет назад, и на полгода раньше, чем 20-30 лет назад. Но половое созревание начинается не с менструации. Обычно первым бывает телархе — развитие молочных желез. Именно так было у Джози. «Сейчас мы наблюдаем, что телархе происходит на полтора-два года раньше по сравнению с тем, как было несколько десятилетий назад», — говорит Фрэнк Биро, изучающий проблемы, связанные с половым созреванием, в Медицинском центре детской больницы Цинциннати. В его исследовании, опубликованном в 2013 г. Установлено, что средний возраст развития груди у афроамериканских девочек — 8,8 лет; у латиноамериканских — 9,3; у американок европейского и азиатского происхождения — 9,7. «Возраст наступления менархе немного снизился, а возраст развития груди упал стремительно. И это взаимосвязано», — говорит Биро.

Распространено заблуждение, что появление менархе означает начало овуляций. На самом деле у большинства девочек не бывает регулярных овуляций в первые два года после начала менструаций, поэтому и выделения вначале могут быть слабыми и нерегулярными. Менархе запускается изменениями в уровне эстрогена у девочки. Наиболее вероятное объяснение, почему менструации и развитие груди начинаются в более раннем возрасте, чем у предыдущего поколения, — то, что сегодня девочки, как правило, весят больше, а более высокое содержание жира в организме приводит к более ранней активации гипофиза, вырабатывающего гормоны, ответственные за половое созревание.

В исследовании Биро более высокий индекс массы тела (ИМТ) сильнее всего предсказывал раннее развитие груди во всех расовых группах, хотя это была корреляция, а не причинно-следственная связь. Вещества (к ним относятся фталаты, бисфенол А и другие) используются при производстве многих потребительских товаров (занавески для душа, пластиковые бутылки, диванные подушки) и имитируют воздействие эстрогена и других естественных гормонов на организм человека. Биро предполагает, что некоторые такие вещества могут вызвать увеличение веса или способствовать раннему половому созреванию, влияя на регуляцию обмена веществ, от которой зависит производство эстрогена. Сейчас он руководит работой, в которой отслеживает рост и развитие 379 девочек старше шести лет и изучает связь между их половым созреванием и влияниями окружающей среды. Другой причиной может быть травмирующее событие: «Стресс тоже может изменить уровень эстрогенов», — говорит Биро.

Маген интересовало не столько то, почему у Джози столь рано началось половое созревание, сколько то, что это означает для здоровья ее дочери сейчас и в отдаленном будущем. Те данные, которые собирает Биро, свидетельствуют, что девочки с более ранним началом полового созревания дольше остаются в этом состоянии, то есть у них дольше длится «чувствительный период» — когда тело человека находится в особенно уязвимой стадии развития и влияние среды, а также другие воздействия с большей вероятностью могут отразиться на будущем здоровье. «Мы знаем, что каждый дополнительный год до начала менархе снижает риск предменопаузального и постменопаузального рака молочной железы на 4-8%, — говорит Биро. — В масштабах популяции это значимые цифры».

Маген пытается понять, как говорить на эти темы с Джози в понятной для ее возраста форме и не перегрузить и без того встревоженную дочь. «Я должна была сказать ей, что в какой-то момент она почувствует интерес к отношениям и сексу, и когда это произойдет, она должна сразу же мне сообщить, — говорит Маген. — Но неужели мне действительно придется озаботиться контрацепцией для 12-летней девочки, чтобы обеспечить ее безопасность?»

Только в конце 1980-х гг. исследователи всерьез занялись вопросом, почему вообще происходят менструации. Специалистка по эволюционной биологии Беверли Страссманн, будучи еще студенткой, написала статью о том, как скрытая овуляция может способствовать привлечению партнеров с более выраженными отцовскими качествами (поскольку фертильный период у женщины более-менее скрыт, это способствует формированию привязанности: мужчины меньше вкладываются в сексуальные отношения, зато заботятся и защищают детей, чтобы гарантировать свое отцовство). Страссманн, ныне профессор антропологии в Мичиганском университете, захотела исследовать отношение людей к менструациям там, где во время этого периода женщины в течение пяти ночей спят в хижинах поодаль от остального племени.

В 1986г. Страссманн отправилась в Мали для проведения полевых исследований среди догонов — народа, выращивающего просо и придерживающегося собственных традиций. Догоны исповедуют свою местную религию и верят, что присутствие женщины с менструацией оскверняет религиозные святыни в семейных поселениях. Как объясняет Страссманн, она предположила, что это было «внедренной в религию культурной традицией, которая прямо способствует размножению». Хотя исследования современных коренных народов могут лишь примерно показать, как жили люди тысячи лет назад, Страссманн надеялась продемонстрировать, что исторически сложившиеся культурные запреты вокруг темы менструаций сформировались для обеспечения наших главнейших эволюционных задач.

Первоначально во время полевой работы Страссманн на протяжении трех лет изучала использование менструальных хижин членами группы. Она взяла образцы мочи у 93 женщин, чтобы проверить уровень гормонов и доказать, что использование хижин совпадало с периодами менструации. Кроме того, она отмечала, насколько быстро женщины вновь беременели после посещения хижин. Хотя считается, что эта традиция нужна, чтобы скрывать менструацию, сами хижины были расположены абсолютно на виду, рядом с местом, где мужчины укрывались от солнца. Таким образом, благодаря хижинам фертильный статус женщины становился заметен ее мужу и его родственникам — неважно, хотелось бы этого женщине или нет. (Как уже отмечалось ранее, благоприятный для оплодотворения момент бывает после менструации.)

И хотя эти традиции теряют смысл после появления таблеток, с помощью которых многие женщины теперь могут контролировать свою репродуктивную жизнь, по словам Робертс, табуирование этой темы сохраняется. «Мы все еще относимся к менструации как к чему-то, что женщина должна скрывать и переживать уединенно».

Эволюция цикла

Несмотря на то, что исследование Страссманн было посвящено в основном выяснению биологических основ табуирования темы менструаций, ей удалось также выявить важные особенности самого процесса. Среди ее работ, наверное, чаще всего цитируют статью, опубликованную в 1997 г., где показано, что, по-видимому, раньше менструации были довольно редким событием. Дело в том, что женщины, как правило, беременеют в более раннем возрасте, рожают больше детей и кормят дольше в тех сообществах, где невозможно или затруднительно контролировать рождаемость. «Мы считаем, что менструации бывают 12 раз в году, но если вы беременны, а затем кормите грудью в течение длительного времени, то после каждых родов у вас отсутствуют менструации на протяжении двух или трех лет», — объясняет Страссманн. По ее данным в 1980-х гг. в среднем у женщины из народа догонов было примерно 100 менструаций в жизни, тогда как у средней американской женщины около 400. И эта характеристика у догонов ближе к тому, что бывало у женщин на протяжении всей человеческой истории до изобретения оральных контрацептивов.

b_500_391_16777215_00_images_world_2019_2019-09-11-5.jpg

Источник: https://mir-s3-cdn-cf.behance.net/projects/

Такая редкость менструаций помогает понять, как у людей в процессе эволюции могло появиться столь невыгодное явление, как кровотечение, — ведь оно связано с потерей железа, белка и других нужных веществ и может привлекать хищников. Это позволяет также объяснить, почему менструации и неделя перед ними столь неприятны для многих женщин. После того как в 2013г. в пятое издание «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» было добавлено предменструальное дисфорическое расстройство (ПМДР), Майкл Гиллингс, профессор молекулярной биологии в Университете Маккуори в Австралии, заинтересовался тем, как женщины переживают предменструальный синдром (ПМС).

ПМС проявляется в виде сильной раздражительности, подавленности или тревожности за одну-две недели до менструации, а через два-три дня после начала менструации симптомы ослабевают. Однако Гиллингс, как и многие ученые-феминисты, не согласился считать такие перепады настроения нарушениями.

В 2014 г. он опубликовал статью, где утверждал, что обладательницы ПМС имеют селективное преимущество, поскольку в паре возникает напряжение, что помогает женщине разорвать отношения с бесплодным мужчиной. «Гипотезы такого рода сложно подтвердить», — признается Гиллингс. СМИ отреагировали, назвав его нечутким к страданиям женщин. «Меня проклинали на всех пяти континентах», — рассказывает он. Некоторые исследователи опровергают утверждение Гиллингса, что ПМС — это продукт эволюции, и считают, что явление имеет скорее культурные, а не биологические корни, потому что в разных частях земного шара проявляется по-разному. Робертс полагает, что причина — табуированность темы менструаций и игнорирование эмоций женщины

Ученые спорят о том, имеет ли само по себе кровотечение какой-либо эволюционный смысл. Сейчас многие специалисты по эволюционной биологии считают, что важнейшая особенность женских циклов — не кровотечение, а способность матки утолщать слизистую оболочку, готовясь к имплантации эмбриона, а затем избавляться от эндометрия, когда он не нужен. «Здоровый эндометрий нуждается в непрерывной метаболической поддержке, поэтому для женского организма менее энергозатратно разрушать и наращивать его заново каждый цикл, чем постоянно поддерживать его в состоянии готовности к имплантации эмбриона», — поясняет Страссманн. Кровоснабжение у человека устроено так, что в эндометрии много кровеносных сосудов. «При нашей физиологии реабсорбация невозможна, поэтому при менструации выделяется много крови», — говорит Страссманн. Следовательно, кровотечение может не иметь самостоятельной пользы, а быть просто незначительным побочным продуктом эволюции.

Мир без менструаций?

Если в пролитии менструальной крови нет явной пользы для здоровья или эволюционного преимущества, и если на протяжении человеческой истории у женщин менструации бывали не так часто, то почему после изобретения лекарств женщины продолжают с ними жить? Ответ: не все. В январе Королевский колледж акушеров и гинекологов в Лондоне выпустил новые рекомендации, одобрив отказ от приема неактивных таблеток при использовании оральных контрацептивов, чтобы менструаций стало меньше или не стало вовсе.

Несмотря на то, что это формальное признание произошло только что, сама практика не нова. О приостановке менструаций медицинскими средствами давно говорят врачи, СМИ и женщины, страдающие от боли, перепадов настроения и неудобств менструального цикла. Фармацевтическая промышленность тоже обратила внимание на эту тему: поскольку Страссманн впервые определила частоту менструаций у человека, у нее запросили данные производители лекарств, выпустившие несколько вариантов таблеток и других средств контрацепции, позволяющих женщинам снизить частоту менструаций или прекратить их вовсе.

Избавление от этого ежемесячного испытания позволит избежать изнуряющей боли, длительного сильного кровотечения, мигреней и других симптомов, которые могут значительно снижать качество жизни. Приблизительно 25% девушек и женщин репродуктивного возраста, страдающих от сильных менструальных болей, могут иметь повышенный риск развития других хронических видов боли. «Мы полагаем, что переживание ежемесячных менструальных болей может каким-то образом изменять восприятие всех видов боли у женщин», — поясняет Лаура Пейн, возглавляющая исследования боли для педиатрической программы в Медицинской школе Дэвида Геффена в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

Многие врачи, столкнувшиеся с пациентками, имеющими менструальные проблемы, считают, что «оральные контрацептивы больше всего похожи на панацею для женского здоровья», — так утверждает Джонатан Шаффир, доцент акушерства и гинекологии в Университете штата Огайо. Но так ли это на самом деле? «Таблетка не лечит подобные состояния, — говорит Кисслинг. — Это способ отказаться от лечения». С момента начала заболевания может пройти десять и больше лет, прежде чем женщине будет диагностирован эндометриоз, отчасти, например, потому, что врачи поспешили назначить препарат девочке-подростку, жалующейся на спазмы в животе, вместо того чтобы провести обследование в поисках причины, рассказывает эндокринолог Джерилинн Прайор из Университета Британской Колумбии. И если одна версия таблеток помогает успешно скрыть симптомы, другая может их усилить.

Страссманн и многие другие ученые скептически относятся к медикаментозному подавлению менструального цикла, при котором женщина подвергается более сильным гормональным воздействиям, чем те, которые были в эволюционном прошлом, или те, которые имеются сейчас при регулярных циклах с оральной контрацепцией. «Действительно, в ежемесячных менструациях нет необходимости, — говорит Страссманн, — но наши предки, жившие 500-1000 лет назад, избегали месячных, не принимая для этого прогестин». Исследователи показали, что прием препаратов снижает риск развития рака эндометрия и яичников, но несколько повышает риск развития рака груди, инсульта и образования тромбов.

В 2017г. Страссманн с коллегами опубликовали статью о том, как варьирует количество получаемых синтетических гормонов в зависимости от типа орального контрацептива. «Мы знаем, что у американских женщин бывает больше менструаций, чем у догонов, потому что у нас менструации начинаются раньше, а детей меньше, и мы понимаем, что большее количество месячных связано с большим риском развития рака молочной железы», — объясняет Страссманн, добавляя, что такой риск, вероятно, выше из-за дополнительного воздействия гормонов во время добавочных менструаций. «Но мы на самом деле не знаем, как этот риск связан с воздействием гормонов, которые женщина получает при длительном использовании оральных контрацептивов».

Проанализировав информацию из 12 исследований и инструкции к оральным контрацептивам, группа ученых во главе со Страссманн пришла к выводу, что при приеме некоторых типов контрацептивов женщины подвергаются воздействию четырехкратной дозы прогестина (содержащегося в таблетках синтетического аналога прогестерона) по сравнению с тем количеством прогестерона, которое производится при нормальном менструальном цикле.

Никто не знает наверняка, как такое воздействие синтетическими гормонами в долгосрочной перспективе повлияет на женщин, использующих таблетки, чтобы подавить менструации на неопределенный срок. Этот пробел в информации — часть более широкой проблемы: нашего невежества в том, что касается менструаций. В своей современной версии табуирование темы менструаций выражается в их подавлении вместо комплексного исследования, и это может иметь непредвиденные последствия для здоровья, утверждает Прайор. «Наши сведения о влиянии таблеток получены от поколения женщин, следовавших схеме 28-дневного цикла и не принимавших контрацептивы так долго, как современные женщины», — говорит Кисслинг. А сейчас они используют таблетки для подавления менструаций на длительное время, и это «крупнейший в истории неконтролируемый медицинский эксперимент над женщинами».

Вирджиния Соле-Смит, Журнал «В мире науки», 07.20196 г.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены