ЖИЗНЬ

Виноваты ли гормоны в подростковом поведении?
Изменения в поведении, означающие переход к взрослой жизни, не так уж сильно связаны с половым созреванием.
Занятие спортом снижает риск развития заболеваний сердца
Увеличение в среднем возрасте физической активности в течение всего лишь шести лет значительно снижает риск сердечной недостаточности. И наоборот -
Здоровый образ жизни: откуда что берется
Что такое здоровый образ жизни, каждый понимает по-своему. Но существует ли какой-нибудь первоисточник или самая авторитетная концепция? Откуда он
По Фрейду: 9 фактов об основателе школы психоанализа
Зигмунд Фрейд — один из самых неординарных и скандальных ученых ХХ века. Его труды до сих подвергаются критике, а большинство людей относится к ним
Пельмени, хинкали, равиоли: национальные вариации на тему теста с начинкой
Мясо и тесто — одно из самых популярных сочетаний в гастрономии. Аналоги пельменей представлены во многих кулинарных культурах, где им отводится

 

В этом году исполняется 20 лет сразу двум секс-скандалам с участием президентов США. История о Билле Клинтоне с Моникой Левински широко освещалась в мировой прессе, а вот о Томасе Джефферсоне и Салли Хемингс - и, самое главное, о том, какую роль в раскрытии дела трехсотлетней давности сыграл анализ ДНК, - писали сравнительно мало. Мы предлагаем вниманию читателей отрывок из новой книги Елены Клещенко, которая готовится к выходу в свет в будущем году.

Сестра его жены

Томас Джефферсон (1743 - 1826), третий президент США, один из «отцов-основателей» этого государства, главный автор Декларации независимости, ученый, архитектор, писатель, философ - человек в высшей степени незаурядный. Отношение к нему в Америке благоговейное, что, собственно, и стало причиной расследования. Если б героем этой истории был человек меньшего масштаба, общественность, возможно, не так волновалась бы.

 

b_500_572_16777215_00_images_life_2018_2018-12-30-03.jpg

Как всем известно, Джефферсон был противником рабства. В 1807 году, во время второго срока его президентства, депутаты от северных штатов внесли в Конгресс предложение о запрете работорговли. Президент это предложение поддержал, южные штаты резко осудили, в итоге было принято решение о запрете работорговли на федеральном уровне (но если раба ввозили контрабандой на территорию штата, на него распространялись законы данного штата, так что искоренить рабство не получилось). В том же 1807 году Джефферсон подписал билль о запрете ввоза новых рабов в США.

При этом его личное отношение к черной расе было противоречивым. Так, в возрасте семидесяти одного года он написал в частном письме, что «смешение» чернокожих и белых «приводит к деградации, на которую никто из любящих свою страну, никто из любящих передовой опыт в человеческом характере не может согласиться без чувства вины». Шестью годами позже в своей неоконченной биографии Томас Джефферсон выражается еще определеннее: «Нет ничего более точно написанного в книге судеб, чем то, что эти люди должны быть свободными; и не менее верно, что две расы, равно свободные, не могут жить в одной державе».

Сам Джефферсон был одним из крупнейших плантаторов штата Вирджиния и владельцем нескольких сотен рабов.

Плантации он унаследовал от отца и тестя. Освободить рабов не удавалось из-за долгов, к тому же Джефферсон понимал, что рабам нельзя просто так сказать «идите, свободны», из этого ничего хорошего не выйдет - им надо дать ремесло, средства к существованию. Освободил он всего нескольких (далее расскажем, при каких обстоятельствах), а после его смерти 130 человек пришлось продать, чтобы уплатить долги.

Джефферсон был женат на своей троюродной сестре Марте Уэльс Скел-тон - музыкальной, образованной, начитанной и остроумной женщине, нежно привязанной к нему. У них было шестеро детей (до зрелых лет дожила только од на дочь, ее звали Мартой, как и мать). Марта Уэльс Джефферсон умерла рано, в 1782 году. Томас Джефферсон всю жизнь помнил и чтил просьбу умирающей жены, которая натерпелась от своих мачех и просила его больше не вступать в брак. Жизнь с Мартой он описывал как «десять лет безудержного счастья», смерть ее переживал очень тяжело. Ему было тогда 39 лет. Так что же Салли Хемингс?

b_500_348_16777215_00_images_life_2018_2018-12-30-04.jpg

Нолти в роли Джефферсона, Тэнди Ньютон в роли Салли. Выбор актрисы идеологичен, но не точен, по свидетельствам современников, девушка была "почти белая".

Салли была не просто рабыней, а единокровной сестрой госпожи - дочерью тестя Джефферсона, Джона Уэльса, и его рабыни - мулатки Бетти Хемингс. Четверть африканской крови, три четверти белой - квартеронка, такая же, как ее современница и почти ровесница с совершенно иной судьбой, la belle Creole Надежда Осиповна Ганнибал, мать Пушкина. Портретов Салли не сохранилось, но те, кто бывал у Джефферсона в его усадьбе Монтичелло, описывали ее как привлекательную, почти совершенно белую женщину с прекрасными длинными прямыми волосами.

У Бетти Хемингс, дочери африканской рабыни и капитана английского торгового судна, Салли была десятым ребенком, шестеро младших родились от хозяина. Салли, самая младшая, - вероятно, в 1773 году. Всех Хемингсов Джефферсоны вместе с другим имуществом получили в наследство после смерти отца Марты. Семейство Бетти занимало в поместье Монтичелло привилегированное положение. Дети были слугами в доме или обучались ремеслам, ни один из них не работал на полях. Бетти в последние годы жизни имела собственный домик в поместье, выращивала овощи, кур и поставляла их на кухню за деньги.

В 1785-1789 годах Джефферсон был послом Америки во Франции, которая охотно оказывала помощь бывшей британской колонии. (Кстати, по поводу абсолютной и безусловной верности Джефферсона покойной жене, на которой настаивают его современные поклонники, - в Париже он влюбился в англичанку Марию Косуэй, замужнюю даму и католичку, то есть браком этот роман закончиться не мог. Впрочем, переписка между ними продолжалась и много лет спустя.) С ним была старшая дочь Марта. Джефферсоны взяли с собой в Париж некоторых рабов, в том числе и старшего брата Салли Джеймса, который выучился там на повара. Младшие дочери остались в Америке на попечении родственников, но, когда одна из них, Люси, умерла от коклюша, в 1787 году Джефферсон вызвал к себе вторую дочь, Марию. С девочкой в Париж поехала четырнадцатилетняя Салли Хеммингс. Абигайл Адаме, супруга Джона Адамса, будущего второго  президента США, на тот момент посла  в Великобритании, удивилась молодости и беспомощности «няни». (Черная женщина постарше, более подходящая  для этой роли, внезапно оказалась беременной и путешествовать не могла.  Иногда создается впечатление, что в эту эпоху половина человечества была  беременной постоянно.)                

Салли прожила с Джефферсонами в  Париже около двух лет и к моменту возвращения ждала ребенка; как считали все - от хозяина. Примечательно, что во Франции после революции 1789 года рабство было отменено, Салли (как и другие рабы) могла уйти от Джефферсонов, стать свободной, и никто бы ей не препятствовал. Это теоретически, а практически - куда пошла бы беременная шестнадцатилетняя девочка без денег и без знания языка? А дома, в Монтичелло, ее ждала большая дружная семья. Тем не менее хозяину пришлось ее уговаривать, обещать особые привилегии и свободу для ее детей по достижении совершеннолетия. (Все эти детали историки приводят по рассказам одного из сыновей Салли, Мэдисона. Сама она не оставила никаких записок, и даже неизвестно в точности, была ли она грамотной.)

Первый ребенок Салли умер вскоре после возвращения в Америку. Но с 1795 по 1808 год у нее родилось еще шестеро детей. Двое из них тоже умерли рано, а дочь Хэрриет и сыновья Беверли, Мэдисон и Эстон благополучно выросли. О рождении каждого из них Джефферсон собственноручно сделал записи в Фермерской книге Монтичелло; вопреки обыкновению, отец в этих записях не указан.

2018-12-30-05.jpgb_400_401_16777215_00_images_life_2018_2018-12-30-06.jpg

Один из потомков Салли. Сравните его лицо с портретом Джефферсона

Домашние слуги, свободные цветные, почти белые

Салли все жизнь работала в большом доме, дети были при ней и тоже выполняли легкую работу. По воспоминаниям современников, бывало, что гости усадьбы теряли нить застольной беседы, заметив поразительное сходство мальчишки-слуги с хозяином (однако случай именно этого мальчишки впоследствии оказался сомнительным, о чем мы еще поговорим). В четырнадцать лет - довольно поздно, по тогдашним понятиям, - девочку начали учить прясть и ткать, мальчиков - столярному делу. Конечно, никто не ожидал, что детям рабыни будут преподавать Тацита и геометрию. Впрочем, Беверли, Мэдисон и Эстон учились играть на скрипке (скрипкой увлекался сам Джефферсон). Тем, кто сейчас собрался осудить ужасы американского рабовладения, напомним, что по нашу сторону Атлантики, в другой великой державе в те же годы происходило примерно то же самое, разве что крепостники и крепостные принадлежали к одной расе. И семейные истории были не менее сложными, и противники крепостного права, как правило, сами имели рабов: систему, в которой родился, сломать трудно. Остается делать «малые хорошие дела» с постоянной оглядкой на общество.

В 1822 году Беверли Хемингс «сбежал» из Монтичелло, и никто его не ловил. За ним последовала Хэрриет - люди вспоминали, что ей дали 50 долларов (изрядная сумма по тем временам) и посадили на дилижанс, идущий на север. Официально или неофициально, Джефферсон освободил всех детей Салли, а также ее старших братьев Роберта и Джеймса. Никаких документов об освобождении самой Салли не найдено, и в описи имущества после смерти Томаса Джефферсона она фигурирует как «старуха ценой в тридцать долларов» (старухе было 53 года). Однако его законная дочь и наследница Марта дала Салли «ее время» - эвфемизм для неофициального освобождения. Последние девять лет, до своей смерти в 1835 году, Салли жила недалеко от Шарлотсвилля с двумя младшими сыновьями. Во время переписи 1833 года всех троих записали свободными людьми.

Конечно, политические враги Джефферсона не могли пройти мимо этой истории. О том, что у него есть дети от рабыни, впервые написал журналист Джеймс Каллендер, обиженный на Джефферсона за отказ дать ему должность почтмейстера, в 1802 году. Просвещенные люди и тогда осуждали обычай сожительствовать с рабынями и считать родившихся детей рабами. О Томасе Джефферсоне и его «черной Сал» высказались все желающие во всех жанрах, от пафосных обличений до похабных баллад (образец политической сатиры можно видеть на рисунке). К чести президента, это никак не отразилось на жизни Хемингсов в Монтичелло. Но возможно, именно это навеяло ему горькие размышления о невозможности двум расам жить вместе.

Сам Джефферсон никогда публично не комментировал обвинений. Однако в 1850-х годах его старший внук Томас Джефферсон Рэндольф заявил, что отцом детей Салли был Питер Карр, племянник президента со стороны сестры, чем и объясняется разительное сходство светлокожих детей-рабов с Джефферсонами. Это мнение господствовало в исторической науке следующие полтора века. Отцом детей Салли называли также брата Питера, Сэмюэля Карра.

Трое из четверых выживших детей - Беверли, Хэрриет и Эстон - стали членами белого сообщества в северных штатах, да они и были белыми на семь восьмых. Семья Мэдисона, однако, продолжала отождествлять себя с черной общиной. Беверли и Хэрриет оба вступили в брак в Вашингтоне, округ Колумбия. Про Хэрриет точно известно, что у нее были дети. Больше сведений у историков про Эстона и Мэдисона. Оба они женились на свободных цветных женщинах, после смерти матери переехали в Чилликоте, в свободный штат Огайо. Позднее Эстон Хемингс уехал в Мэдисон, штат Висконсин, чтобы быть подальше от охотников за рабами - в то время даже юридически свободного цветного могли похитить, оформить как беглого и отправить в южные штаты, в рабах отчаянно нуждавшиеся. Там он изменил фамилию на Джефферсон, ту же фамилию носили его дети и дети их детей. Как мы увидим далее, не все они знали о своем происхождении от президента. Можно сказать, что потомки Салли обитали в неком лимбе, в серой зоне на границе между историей, мифом и безвестностью. Их происхождение не было тайной, однако не было и признанным фактом.

2018-12-30-07.gif

И Эстон, и Мэдисон добились успеха в жизни. Оба занимались столярным делом, у Мэдисона была собственная ферма. Эстон Джефферсон, кроме того, стал профессиональным музыкантом и дирижером, играл в Чилликоте на танцах, и его знал весь юг штата Огайо. Современники отмечали его воспитанность, ум, располагающую внешность и манеры джентльмена. Впрочем, как с возмущением пишет газета «Либерей-тор», голосовать и свидетельствовать в суде ему, как цветному, не было позволено.

Отличным скрипачом стал и Мэдисон Хемингс. В 1870-е годы, когда ему было уже за 60, он рассказывал об отношениях своей матери с Томасом Джефферсоном, дал в том числе интервью малоизвестной газете в штате Огайо. Рассказ Мэдисона подтверждали другие люди, жившие в Монтичелло в те времена, но профессиональные историки не хотели об этом ничего слышать. Недоверию способствовало и то, что идейные аболиционисты, несомненно, из лучших побуждений, изобретали ложные сообщения о целом гареме чернокожих любовниц Джефферсона, о продаже с аукциона надоевших женщин и т. п.

Внуки Салли участвовали в Гражданской войне на стороне Союза северных штатов, кто в цветных военных формированиях, кто в белых. Некоторые погибли, некоторые затерялись; с этого времени неизвестны потомки Мэдисона по мужской линии; зато сын его дочери, правнук Джефферсона, стал первым цветным, избранным на государственную должность на западном побережье: он почти двадцать лет был членом Ассамблеи (нижней палаты законодательного собрания) штата Калифорния, с 1919 по 1934 год.

Сыновья Эстона, Джон и Беверли Джефферсоны, управляли отелем. Джон во время войны дослужился до полковника, участвовал в сражении при Виксбурге, много писал для газет, после войны торговал хлопком. Семьи и детей у него не было. Беверли Джефферсон после войны тоже занимался бизнесом, у него была омнибусная фирма. В некрологе  его открыто называли внуком Томаса Джефферсона. У Беверли с женой были пятеро сыновей.

2018-12-30-08.jpg

Конечно, художественная литература и кинематограф не обошли вниманием столь колоритную семейную историю. О Томасе Джефферсоне и Салли Хемингс писали романы, снимали фильмы. Оценки общества расходились, менялись с течением времени, варьировали в зависимости от политической, идеологической и тендерной принадлежности говорящего. Кто-то находил историю президента и рабыни романтической, кто-то считал, что она учит нас, как человеческие чувства рушат любые преграды, воздвигнутые погоней за наживой: сколько бы ни твердили, что негры низшая раса и сам Бог велел обращаться сними как со скотом, жизнь доказала обратное. Кто-то, наоборот, видел в этой истории только омерзительную сексуальную эксплуатацию без всяких признаков романтики и добра. И всегда существовало белое консервативное крыло, которое гневно утверждало, что вообще ничего не было! Не мог Томас Джефферсон жить во грехе с рабыней, это невозможно, и все тут. Почему не мог? Потому что он отец-основатель и белый джентльмен-южанин, и заткнитесь.

Y-хромосома отца-основателя

Но были еще и просто историки, которых интересовали факты. Версии об отцовстве Питера или Сэмюэля Карра вызывали сомнения. Свидетельства современников их подтверждали плохо, ни тот ни другой не были в Монтичелло во все предполагаемые моменты зачатия детей Салли (а Джефферсон был, хотя и это оспаривалось). К тому же обоих стали называть отцами детей Салли только после их смерти. В начале 70-х годов XX века Фаун Броди, биограф и преподаватель истории в Университете Калифорнии (Лос-Анджелес) опубликовала статью «ВеликоетабуДжефферсона» (Fawn М. Brodie. The Great Jefferson Taboo // American Heritage, 1972, 23, 4). В статье были приведены данные обширного исследования, подтверждающие длительные отношения Джефферсона и Салли. Броди не без ехидства напоминает коллегам, что вопрос, на который обязан искать ответ честный историк, — не «в характере ли человека тот или иной поступок», а «было ли это».

Честные историки снова и снова перебирали аргументы: свидетельства современников и потомков, намеки в личных письмах и дневниках, счета за одежду, купленную Салли в Париже (одежда хорошая, недешевая, но был ли это подарок конкубине или просто девочке, выросшей в его доме, любимице семьи?..), помесячную хронологию перемещения Томаса Джефферсона и других предполагаемых отцов в Монтичелло и из Монтичелло. Все это продолжалось до 90-х годов XX века, когда в игру вступил анализ ДНК. И кто-то сказал: хватит гадать, давайте просто посмотрим.

Но как это сделать, если герои любовной истории давным-давно в земле, а гены их многократно перемешаны с генами брачных партнеров детей, внуков, правнуков?.. Тут поможет исследование мужской У-хромосомы.

На всякий случай напомним: половые хромосомы у мужчин X и Х У женщин - X и X. Все неполовые хромосомы (у человека их 22 пары), а также Х-хромосомы у женщин — при образовании половых клеток обмениваются фрагментами, каждая со своей парой; этот процесс называется кроссинговером, он нужен, чтобы создавать новые, потенциально выигрышные комбинации генов. Поэтому хотя каждый из нас получает одну хромосому от мамы, а другую от папы, мы не получаем в точности мамину хромосому - мы получаем своего рода гибрид двух маминых хромосом из одной пары. Но в клетках мужчин одна Х-хромосома и одна У-хромосома, поэтому у них меняются участками только неполовые хромосомы. Отсюда следует, что сын получает от отца У-хромосому в неизменном виде, за исключением случайных мутаций, и такой же передает ее своему сыну. (Ну, хорошо, на самом деле у X и У-хромосом есть небольшие общие области, в которых таки происходит кроссинговер, но они сравнительно невелики, и их можно не учитывать.)

В У-хромосоме, как и в аутосомах, есть короткие тандемные повторы (STR) - последовательности ДНК, которые повторяются десятки раз подряд, причем число повторов индивидуально. А поскольку нет кроссинговера, нет и возможности, что эти STR как-то изменятся в ряду поколений. Исследуя их, удобно устанавливать не только ближайшее родство, но и дальнее, на протяжении веков. Поэтому с помощью STR обычно изучают не слишком древние родственные связи - «не слишком древние» для палеогенетиков означает «в пределах последних 4000 лет». На больших временных расстояниях, когда говорят уже не о генеалогии, а о популяционной генетике человека и о его эволюции, удобнее работать со снипами, то есть SNP - однонуклеотидными полиморфизмами. Набор SNP и (или) STR, характерный для данного индивида, называют гаплотипом; в данном случае говорят о гаплотипе У-хромосомы.

Итак, если мы возьмем У-хромосому ныне живущих потомков Салли Хемингс и сравним ее сУ-хромосомой законных родственников Томаса Джефферсона по мужской линии, то найдем ответ на животрепещущий вопрос об отцовстве президента. Есть совпадения по STR - отцовство возможно, нет совпадений — значит, правы белые консерваторы. Но есть важный нюанс: для исследования подходят только мальчики, сыновья сыновей сыновей... и так далее до Беверли, Мэдисона или Эстона. Если в линии потомков попадется хотя бы одна дочь, передача У-хромосомы прародителя в этой линии прервется. И о «родственниках Джефферсона по мужской линии» мы сказали не случайно. Его законные прямые потомки, дети, внуки и правнуки Марты Джефферсон не годятся: при всей неоспоримой законности их происхождения «джефферсоновской» У-хромосомы у них нет. В такой ситуации ищут потомков братьев фигуранта, братьев его отца, деда по отцу и т.п.

В работе международной команды участвовали сотрудники британского Лестерского университета - родины ДНК-фингерпринта; американскую сторону представлял Юджин Фостер из Шарлотсвилля, профессор патологии в отставке; это он вел переговоры с потомками и получал у них согласие на участие в исследовании. Статья, опубликованная в 1998 году («Nature», 1998, 396, 27-28; doi: 10.1038/23835), начиналась задорным обещанием «пролить немного научного света на данный диспут». Впрочем, по-английски гуманитарные дисциплины - art, а не science, так что обидеть историков никто не хотел.

К тому времени было известно не так много потомков Салли: по мужской линии - от Эстона Хемингса Джефферсона и по женской -  от трех дочерей Мэдисона Хемингса.

Один из потомков музыканта Эстона (через его сына, владельца омнибус -ного бизнеса Беверли) - Джон Уикс Джефферсон и был тем человеком, у которого взяли кровь на анализ. Интересно, что он и его родственники ничего не знали о своем происхождении: Джефферсон не самая редкая английская фамилия. В 70-х годах некая Джин Джефферсон прочитала книгу уже упоминавшейся Фаун Броди «Джефферсон: интимный портрет». Имя Эстона Хемингса Джефферсона было знакомо ей по семейным хроникам, и она связалась с Броди. Как выяснилось, ее отец с братьями в 40-х годах приняли решение не пересказывать детям предание о Джефферсоне и Салли: происходить от президента почетно, но от «черной Сал» - не очень, и лучше быть простыми белыми американцами, чем ассоциироваться с первым секс-скандалом в истории государства. Через Джин генетики много лет спустя и вышли на ее кузена Джона Уикса.

Эталонная «джефферсоновская» хромосома была взята у пятерых потомков Филда Джефферсона, дяди президента с отцовской стороны. (Понятно, что у Томаса, его отца и брата отца У-хромосома одна и та же - дедовская.) В исследовании также участвовало пятеро родственников по мужской линии Питера и Сэмюэля Карра. Напомним, что они были сыновьями сестры президента, то есть У-хромосому получили от зятя Джефферсонов.

Кроме того, исследователи отыскали потомков еще одной таинственной личности - Томаса Вудсона, фермера из Огайо. Считалось, что это старший сын Салли, тот самый шокирующе похожий на Джефферсона цветной мальчик, о котором писали журналисты начала XIX века (Калледнер насмешливо называл его президентом Томом). По возрасту получалось, что это мог быть ребенок, зачатый в Париже, если бы он не умер. Это в принципе объясняло, почему о рождении Тома нет записи в книге поместья. О ранней смерти старшего сына Салли известно со слов Мэдисона, но Мэдисон родился, когда этому мальчику должно было исполниться пятнадцать, и, возможно, он уже покинул поместье таким же полусекретным образом, как Беверли и Хэрриет. Однако все равно странно, как Мэдисон мог допустить такую ошибку, учитывая, что во всех остальных деталях он был довольно точен и свидетельства его совпадали с другими. Так или иначе, потомки этого человека крепко держались за свое семейное предание: их общий предок - сын Томаса Джефферсона, высланный из Монтичелло.

Родословные древа участников исследования. Справа — гаплотипы: биаллелъные маркеры (Ои 1 - два возможных состояния), микросателлиты (цифры - число повторов в каждом локусе) и минисателлит (цифры в скобках обозначают типы последовательностей, за ними число повторов). Легко видеть, что у потомка Эстона гаплотип джефферсоновский, но никто из потомков Томаса Вудсона таким гаплотипом похвастаться не может в детстве. Пятерых потомков Томаса Вудсона по мужской линии удалось отыскать.

Анализ проводили по семи биаллельным маркерам (то есть участкам, в которых может быть либо одна, либо другая последовательность «букв», и никаких вариантов, кроме этих двух, нет; часто речь идет о вариации единственного нуклеотида), а также по 11 микросателлитам и минисателлиту MSY1 (минисателлиты и микросателлиты — это участки, содержащие повторы, число которых варьирует у разных индивидов). Для четверых потомков Филда Джефферсона получили идентичные картины, в пятом нашли одно отличие, вероятно возникшее из-за мутации. Таким образом, «джефферсоновский» гаплотип у нас есть. И с ним полностью совпадает гаплотип потомка Эстона! И он достаточно редок для европейцев, так что случайное совпадение едва ли могло иметь место. А вот гаплотипы Карров выглядят совершенно иначе. Стало быть, ни один из племянников Джефферсона не мог быть отцом Эстона, а вот сам президент — мог.

Потомков же Томаса Вудсона исследователи огорчили: кем бы ни был их общий предок, это был не Джефферсон, хотя их гаплотип действительно характерен для европейцев. Кстати, гаплотип одного из них очень сильно отличался от остальных и был более типичен для Африки - видимо, где-то на этой ветви генеалогического древа имела место посторонняя прививка.

Консенсус

Думаете, на этом все закончилось? Конечно, нет. Не могли историки, привыкшие к гипотезе об отцовстве Карра (Карров), так просто уступить молекулярным генетикам. Допустимо ли, спрашивали они, делать столь далеко идущие выводы на основе изучения всего одного потомка Салли? Авторы статьи сами же отмечают в конце, что достаточно одному из родственников Джефферсона по мужской линии познакомиться с женой потомка Эстона, и данные будут дезавуированы. Это маловероятно, если вспомнить, как далеко от Монтичелло уехал Эстон, но ведь не невозможно, верно?

В январе 1999 года «Science» опубликовал статью, в которой рассказывалось о критиках работы Фостера и соавторов («Science», 1999, 283, 5399, 153-155; doi: 10.1126/science.283.5399.153а). Рид Ирвин, руководитель консервативной организации Accuracy In Media, заявил, что СМИ целенаправленно искажали результаты исследования. По его мнению, все это было специально подстроено демократами в канун выборов, чтобы утешить Билла Клинтона после Моникагейта: если прославленный третий президент США жил с младшей по возрасту особой женского пола, находящейся от него в зависимости, можем мы простить аналогичный проступок сорок второму президенту?

2018-12-30-09.jpg

Очевидно, что эта конспирологическая теория имеет мало общего с реальностью. Есть более явная причина совпадения по времени двух президентских секс-скандалов: ученые провели исследование, потому что могли. Появился метод, его начали применять.

Тем не менее, возмущенная консервативная общественность требовала от генетиков корректности формулировок и осторожности оценок. Нашли «джефферсоновскую» хромосому - так и говорите, а заголовки вроде «Томас Джефферсон был отцом ребенка рабыни» - клевета. И другие мужчины с той же хромосомой могли быть отцами детей Салли, например младший брат Томаса Джефферсона, живший неподалеку, или его сыновья - племянники президента; по крайней мере про одного из них известно, что он любил проводить время с рабынями, а У-хромосома у него какая надо, в отличие от сыновей сестры президента. И кстати, на момент рождения младших детей Джефферсо-ну было за 60 - неужели нельзя найти кандидата в отцы помоложе?! Да и вообще, почему мы говорим только о законных Джефферсонах? Мало ли у кого в поместье и его окрестностях была такая же хромосома. Вы сперва проверьте, соберите популяционную статистику, а потом считайте вероятности.

Но тут уже слово опять взяли историки. Они напомнили, что история усадьбы Монтичелло изучена по месяцам и дням (не ради выяснения, кто чей ребенок: в этой усадьбе как-никак жил и работал один из самых великих американцев). И никто из предполагаемых отцов не присутствовал там в периоды возможного зачатия каждого из шести детей Салли - никто, за исключением Томаса Джефферсона. Можно, конечно, допустить, что дети у нее от разных отцов, хотя непонятно, каким образом это очистит от скверны светлый образ отца-основателя, - скорее наоборот. А что касается большого количества незаконнорожденных потомков Джефферсонов в Монтичелло и за его пределами - это предположение было бы непросто подтвердить или опровергнуть, но не подрывает ли оно тот аргумент, с которого уважаемые консерваторы начали спор? У джентльмена из южных штатов могла быть «теневая семья» с чернокожей, но этот доблестный, галантный и религиозный джентльмен не вступал в амурные связи со всеми черными и белыми женщинами подряд и не разбрасывал свою У-хромосому совсем уж где попало! Блуд с негритянками был распространенным грехом, но все же грехом, так что давайте экономить гипотезы. И если мы допустим, что в Монтичелло жил под видом раба неизвестный сын кого-то из Джефферсонов, как бы он решился приблизиться к любимой рабыне молодых хозяек, явно привилегированной, даже если не считать ее сожительницей хозяина?

Сейчас большинство историков согласны с тем, что Томас Джефферсон был отцом всех детей Салли Хемингс. Конечно, остается и особое мнение меньшинства.

В 1999 году писатель и журналист Люсиан Трускотт-четвертый, потомок Джефферсона по прямой линии, пригласил потомков Салли Хемингс присоединиться к Ассоциации потомков Джефферсона. Однако в итоге Ассоциация большинством голосов проголосовала против: ДНК - это хорошо, но документальных свидетельств нет, да и генетические доказательства получены только для одной ветви. Как язвительно откомментировал Трускотт, до того момента Ассоциация не была столь строга к кандидатам, согласно уставу, ее членом мог быть каждый, кто обращается за членством и регулярно платит взносы. В то же время некоторые потомки Мэдисона и Эстона вместе с потомками Марты Джефферсон ведут активную общественную деятельность, организовали Сообщество Монтичелло - для потомков всех, кто жил'в поместье при Джефферсоне, и даже получили премию за искоренение наследия рабства. Но это уже совсем другая история.

Автор: Е. Клещенко

Источник: «Химия и жизнь»

 

 
 
 
 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 1000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 1000 символов

Комментарии

  • Комментарии не найдены



Получите вдвое больше полезной и интересной информации на Ваших социальных страничках


 

слушать радио онлайн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ